Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

"Красный террор": аул Ассоколай.



Надпись на фото: "На добрую память Аврааму Павловичу Комару. Ш. Чесебиев. 19 января 1915 года". Фотограф М.Н.Каневцов в г. Армавире. Фото взято из группы vk.
_____________________________________
Чесебиев Шумаф Бесланович (1852 г. р.), а. Ассоколай, Екатеринодарского отдела, урядник с 17.09.1879 г., с 1902 года в чине прапорщика, в 1904 г. участвовал в сборе всадников для Кубано-Терского полка, в 1915 г. состоял в в запасной сотне Черкесского полка. Был старшиной аула Ассоколай, действительным членом Кубанского экономического общества. Убит большевиками.

Вместе с ним были убиты большевиками весной 1918 года в ауле Ассоколай:
1. Гучетль Маджит Салимович, р. 1887. Урядник.
2. Джанхот Конкан Халяпович, р. 1893. Урядник.
3. Евтых Блах Амзанович, р. 1867. Юнкер.
4. Катмамбетов Шумаф Ахмедович, р. 1891. Прапорщик.
5. Такахо Шабан Петытевич, р. 1877.
6. Чесебиев Ахмет Шумафович, р. 1880.
7. Чесебиев Ибрагим Шумафович, р. 1887.
Список из базы данных историка С.В. Волкова "Участники Белого движения в России".


На фото  (слева направо): Такахо Шабан Петытевич (а. Ассоколай), Хабахумов Асланбек Джамбулатович (а. Понежукай), Катбамбетов Шумаф Амедович(а. Ассоколай).

"1918 год начался с определения границ антибольшевистских и пробольшевистских сил. Каждая из сторон активно пыталась увеличить число своих сторонников и оттеснить политических конкурентов:
Противоборствующие силы всячески старались привлечь на свою сторону адыгов.
Главной причиной тому служило наличие в адыгской среде большого количества оружия, а так же понимание ценности военной мобильности адыгского общества и исторически сложившихся навыков ведения боевых действий в местных условиях.
Такие воины были нужны как Красным так и Кубанскому правительству.
На первоначальном этапе Гражданской войны в адыгских аулах скопилось значительно больше оружия, нежели это было раньше.
Уже 10 января 1918 года черкесы стали совершать ночные набеги на Усть-Лабу и другие населённые пункты в основном, где проживали так называемые ИНОГОРОДНИЕ. Это были не казаки и организованного отпора они дать не могли. Но это была - главная опора КРАСНЫХ.
Набеги были, очевидно, не столько способом улучшения материального благосостояния, сколько проявлениями политических настроений горского общества, и обозначили «включение» адыгов в Гражданскую войну на стороне казачества, а значит БЕЛЫХ.
При этом стало очевидно, что большинство адыгов заняло антибольшевистскую позицию.
Большевистские военно-революционные комитеты активно отреагировали на вооружённые набеги адыгов, на свою основную поддерживающую силу - иногороднего мужика. Штаб Красной гвардии, находящийся в Армавире, немедленно организовал карательные рейды на ряд аулов, жители которых были участниками набегов. Жителей разоружили, организаторов повесили.
На начальном этапе Гражданской войны адыги не имели реальной поддержки со стороны Кубанского правительства, в силу слабости последнего. Гражданская война разгоралась со всей своей кровавой жестокостью.
В казачьих и «мужицких» поселениях Майкопского казачьего отдела, в начале 1918 года стали образовываться небольшие большевистские отряды, которые на начальном этапе Гражданской войны были фактически неуправляемыми. Вооружившись лозунгами и провозгласив себя «большевиками», бывшие фронтовики-казаки, объединившись с иногородними, активно собирали отряды из жителей ближайшей округи. Именно от этих неорганизованных «красных» отрядов и представителей советской власти на местах исходила основная угроза стабильному существованию адыгского общества.
По существу, эти революционные отряды были носителями хаоса, способного разрушить хрупкий мир адыгской общины и региональный социум в целом.
Разобщённость и отсутствие единого координирующего центра антибольшевистской борьбы самосозданных дружин самообороны в адыгских аулах. Созданная ещё царскими усмирителями горцев, чертополосица - адыгские аулы были отделены друг от друга пространством, занимаемым русскими хуторами и сёлами, всё это затрудняло возможность совместного оказания сопротивления большевистским отрядам. Именно это явилось причиной тому, что 5-го февраля 1918 года черкесская сотня под командованием штабс-ротмистра Кашницкого, не имея связи с другими антибольшевистскими силами, полностью погибла в бою с красными в окрестностях аула Понежукай. Единственным, оставшимся живым в этом неравном бою был черкес Юсуф Каноков, получивший пять тяжёлых ран.
Наибольшую опасность для себя Кубанское правительство видело в частях 39-й дивизии Кавказской армии, которая в результате демобилизации направлялась в эшелонах к кубанской границе. Эти демобилизованные части, возвращающиеся с Турецкого фронта, стали причиной первого на Кубани столкновения большевистских отрядов с силами Кубанского правительства.
Чтобы фронтовики не попали под влияние «буржуазно-эсеровских» агитаторов, новороссийские большевики, возглавляемые Яковлевым, решили «перехватить» их и с помощью этих солдат захватить власть на Кубани.
Силами более 4-х тысяч вооружённых рабочих с несколькими орудиями и пулемётами красные двинулись к станции Горячий Ключ и захватили аул Тахтамукай. Возле железнодорожной станции Энем войска Кубанского правительства дали бой Красному рабочему отряду.
Красные, обладая трёх кратным преимуществом в живой силе и тяжёлом вооружении, действовали неумело. Им противостояло всего 500-700 человек из офицерского и черкесского отрядов под командованием войскового старшины Галаева. Плюс двести человек из гвардейского дивизиона юнкеров Кубанского Софийского военного училища. В группе Галаева черкесы составляли 350-400 человек, то есть большинство. Именно черкесская сотня под командованием ротмистра Улагая, и решила сражение в пользу белых. Красные бежали, бросив всё тяжёлое вооружение.
Вожди Добровольческой Армии также пытались вовлечь в свои вооружённые силы черкесов, но Кубанское правительство активно препятствовало этому.
Белое движение из-за сепаратизма руководства Кубанцев потеряло многое. Именно, Кубанское правительство, не позволило сформироваться национальной армии горцев, поэтому особенностью горских военных формирований в составе антибольшевистских сил являлось отсутствие единого командования. В свою очередь, во многих отрядах как Кубанского правительства, так и в частях Добровольческой армии существовали черкесские вооружённые формирования. Численность этих частей была различной и зависела во многом от территории театра боевых действий. Появись такая национальная черкесская армия, это была бы серьёзная сила в Белом движении.
- А всё, стремление быть единовластным «Гетманом», пусть в «лоскутном», но «своём» болотце. С горечью произнёс генерал, в адрес Кубанского правительства.
- При всех добродетелях Антона Ивановича Деникина, ему не хватило характера, просто расстрелять сепаратистов, как на Кубани, так и на Дону. Сделать Белую армию монолитной, а правительство не раздираемым на группки, дерущихся за власть политиков - пауков в банке.
Генерал горестно вздохнул и продолжил:
- Своим красным террором большевики полностью отвратили горцев от своих идей. Адыги никогда не забудут бандитские налёты называющих себя «красными» бойцов бригады Кочубея и других из Майкопской революционной армии Швеца.
Если в вашем корпусе есть офицеры «первопоходники», то они расскажут, что когда Добровольческая армия, продвигаясь с боями, к 10 марта вышла к адыгским аулам Габукай, Нешукай, Понежукай, Гатлукай, то эти поселения представляли собой «мёртвое кладбище». Все разграблены и опустошены. Их некоторые жители, чудом оставшиеся в живых, рассказывали страшные вещи. Адыгская молодёжь, более двухсот человек, собранная красными в один аул под видом мобилизации, была ими расстреляна из пулемётов. Скот угнан. Старики и женщины от репрессий большевиков бежали в горы.
В ауле Габукай, красными были зарублены и заколоты штыками пятеро человек из числа екатеринодарской интеллигенции - Бурсак, Кононов и другие, вместе с ними были убиты 240 черкесов, а в ауле Ассоколай, расстреляли 305 мирных жителей.
Вместе с убийцами, состоящими полностью из «иногородних», приезжали их жены и дети, и на подворьях, грабили добро черкесов, везли это всё на свои хутора и «мужицкие» сёла.
Воины Добровольческой армии находили в саклях груды человеческих тел.
Этого черкесы никогда не простят. Все попытки Красных переманить на свою сторону горцев у них не увенчались успехом. Только единицы типа Шовгенова, Муссы Мамижева, Петраша Цызанова из Адамия, Тугуза Хакуринова из Хакуринохабля, Нуха Наурузова из Джамбичи, Кунчука Берзегова пошли к ним служить.
Гражданская война страшна беспощадностью. Теперь вооружённые отряды черкесов жгут и убивают не щадя никого на хуторах и сёлах иногородних - основной силы красных.
Однако я в этом вижу, что общая война всех против всех, общий упадок нравов и насилие, ставшее нормой общественной жизни, приводят к распространению в адыгской среде криминальных, неадаптивных действий, распространению бытовой преступности и этносоциальных конфликтов внутри регионального социума, - с огромной печалью в голосе произнёс Султан Келеч - Гирей.
- Ведь нас по численности очень мало, и к чему эта кровавая резня может привести? Вплоть до исчезновения нашего этноса. В Турции, Сирии, Иордании и на Балканах сейчас адыгов живёт больше, чем на исконно родной земле".


Размышления Султан Келеч-Гирея. Отрывок из книги А. Коршунова-Калоева "Старая тетрадь: повесть о кадетах Владикавказского кадетского корпуса."

Про гибель Михайловского укрепления и героизм.

Известная литография о обороне и гибели Михайловского укрепления.

На главном плане фигура Архипа Осипова, бегущего к пороховому погребу с фитилем в руках, за ним иеромонах, благославляющий его на геройский подвиг, который описывается так:
" 6-я рота навагинцев и 2-я рота линейного батальона были прижаты к пороховому погребу. Здесь произошел главный бой, которым руководил сам Лико. Раненый в ногу, он опирался на шашку; из рассеченной брови его текла кровь и заливала ему глаза. Но с каждой минутой редели ряды этих храбрецов. Истекая кровью, Лико упал. Черкесы густо обступили пороховой погреб, распахнули дверь, стали выкатывать бочки, расхватывать порох. Архип Осипов уже два раза успел побывать здесь и видел, что наступила пора. Он схватил горящий пальник, крикнул своим: "Пойду, сделаю память!» и бросился к пороховому погребу. Тенгинцы, до сорока человек, с Иосифом Мирославским во главе, устремились за ним, расчищая дорогу штыками. Там, на Морской батарее, еще виднелись солдаты Навагинского полка - надо бежать туда. Уже половина храбрецов Мирославского пала; остальные изнемогали в последней борьбе. Вдруг раздался возглас Архипа Осипова: «Братцы, помните мое дело, кто останется жив!...». И он исчез с фитилем в погребе. Оглушительный удар раздался в тот же миг. Пламя, дым, снаряды, земля, камни и доски полетели высоко вверх. Человеческие трупы, искалеченные, разорванные, разлетелись во все стороны. Все вокруг обрушилось и завалилось".
Лавров А.Н. Краткое описание боевой жизни и деятельности 77-го пехотного Тенгинского Его Имперского Величества Великого Князя Алексея Александровича полка. 1700-1900. Тифлис. 1900 г.

Красивая картина и красивое описание подвига.
Но все же было не совсем так.
Вот как эти события описывает сам Иосиф Мирославский в рассказе "Взрыв михайловского укрепления в 1840 году", опубликованном в 1879 году в "Кавказском сборнике":

"....Напрасно прождали мы целый день 18-го марта: нападения не было. Все были задумчивы, но более других - рядовой тенгинского полка Архип Осипов. Заложив руки в карманы, быстро шагая по казарме, с нахмуренными бровями, он очевидно что-то обдумывал. Вдруг, остановясь, он произнес:
- Я хочу сделать память России.
Некоторые товарищи начали над ним насмехаться; но недоверие, с каким отнеслись к нему, не возмутило его. На их смех он ответил:
- В минуту неустойки наших, я подожгу пороховой погреб.
Все были поражены такой мыслью и молчали. Начал он меня просить - доложить о нем и его намерении капитану Лико. Он был призван и, в присутсвии всех офицеров и моем, дал торжественную клятву, утвердив ее целованием креста, что тогда только подожжет погреб, когда черкесы будут отбивать замки у погреба. Он ушел.
Мы каждую минуту были готовы к бою. Осипова ежедневно, с двеннадцати часов ночи, с ружьем, фитилем и водою, со спиртом, для подкрепления сил, запирали в пороховой погреб, и только к десяти часам утра, когда гарнизон сходил с бастионов, его выпускали.
Затворничество Осипова длилось до 22-го марта, т.е. до дня битвы.
"

Далее в четыре часа утра 22-го марта было нападение черкесов на укрепление, т. е. в это время Осипов сидел в пороховом погребе запертый, как и оговоривалось заранее.

"... Почти умирающий капитан Лико просил распоряжаться вместо него. Я обещал, но, взглянув на море, где кроме воды и неба ничего не было видно, и на несколько человек, оставшихся в живых - тогда как число черкесов все прибывало - я увидел, что нечего распоряжаться, нечем и некем, и помощи ждать неоткуда.
Между тем, черкесы бросились к пороховому погребу и начали ломать замки. Тут Осипов в точности исполнил данную им клятву: вслед за стуком отбиваемых замков последовал страшный взрыв. Если бы можно было видеть на несколько верст, то ужасное зрелище представилось бы тому, кто вздумал бы наблюдать за ходом дела. Сначала послышался невероятный треск; все затряслось, зашаталось. Вслед затем, целое облако дыма, унизанное золотыми языками пламени, в перемежку с взлетевшими людьми и всем, что находилось в крепости, появилось в пространстве. Взрыв был сделан около девяти часов утра, а когда я очнулся - был уже полдень.
"

Что такое героизм?
Герой не должен сидеть в погребе и ждать героического часа, а должен еще и сражаться, и получать в последние минуты благославление священника, иначе это не герой?
Не может быть героем молодой черкесский поэт, политрук Красной Армиии, если не крикнет, что русские не сдаются?
Казалось, при чем здесь все это, а притом, что советский писатель, с шапсугскими корнями, в своем историческом очерке "Громовый гул" вкладывает в уста капитана Лико (грека по национальности) фразу: "Русские не сдаются, убейте его, ребята".

Вот такие стереотипы.

P.S. Мирославский в конце своего рассказа пишет: "Конец мой близок. И вот, на закате дней, захотелось и мне принести свою лепту потомству, хотя не денежную, потому что средства мои слишком ограничены, но все же не менее важную, заключающуюся в правдивом, всем понятном, подробном рассказе всего случившегося при падении Михайловского укрепления."

Предавши однажды....

Из материалов Канцелярии помощника Начальника Кубанской области по управлению горцами о побегах горцев в горы.

" Марта 27 дня 1867 года был опрошен в управлении Псекупского округа, добровольно возвратившийся из бегов житель того округа аула Тлюстен-Хабль корнет Челемет Шумануков, бежавший из округа 23-го Июля 1866 года и показал следующее:

Зовут меня и прозывают как выше значится, от роду мне 26 лет, вероисповедания магаметанского, происхожу из Узденей первой степени, женат на дочери Узденя Шабанова девушке Наго, имею одну дочь, детяти около одного года, грамоте русской читать и писать знаю. Первоначально служил в бывших отрядах волонтером в числе милиции Белореченском в 1856 году, Майкопском в 1857 году, а в 1858 г. поступил на службу в собственный Его Величества конвой юнкером и в 1861 году 18-го Сентября Высочайше произведен за отличие по службе в чин корнета с зачислением по армейской кавалерии с переводом на службу в Кавказскую Армию, имею медали: большую серебряную за службу в конвое Его Величества на Анненской ленте для ношения на шее, серебряную же малую в петлице За покорение Западного Кавказа и крест установленный за службу на Кавказе, под судом и следствие не состоял и не состою.
Не припомню которого именно, а знаю что это было в конце Июня месяца прошлого 1866 года я ночью без всякой побудительной причины, имев предварительно заговор с жителями аулов одного со мной Зачерий Цеем, Тхакуахо Крымчериоком, поселенным из числа военнопленных горцев Шапсугом Карзечь Бжасо, Эдыч Тлишем и аула Лакшукай Замгаш Цеем бежали в горы с намерением пробраться в Турцию на жительство. Я взял лошадь бежавшего до меня в последних числах Марта месяца вместе с жителем одного со мной аула Татлюстеном Ахиджаковым Кабардинца Исмаила Сидако, Зачерий Цей украл лошадь крестьянина, бежавшего Ахиджакова, Нашхо Крымчериоков – лошадь крестьянина Пчегатлукова Хымыша, Карзечь Бжасо – лошадь Торкан Хаджимукова, и оружие последнего, взятое им на время караула просов аульных, Эдичь Тлиш – лошадь крестьянина Пчегатлукова Тауча и Замгаш Цей не известно мне кому принадлежащую лошадь.
Добравшись в ту ночь предварительно в условленном нами месте в лесу Гуаз, при впадении р. Псекупс в р. Кубань мы переправившись в брод через Псекупс в аул Пчегатлукай отправились дальше через аул Ассакалай, где из нас Зачерий Цей заезжал к жителю того аула Пшитефу Анчокову взять провизии и роспросить последнего не знает ли он где скрывается бежавший Ахеджаков с партиею и провести нас к ним. Последнего сделать Анчоков обещался, если только мы немного обождем, но мы ждать несогласились и получивши от него провизию как то: сыру и хлеба, отправились далее за тем аулом в лес Хамизе, где пробыли с неделю времени скрытно и среди этой недели Зачерий Цей опять ездил к Анчокову за тем же самым и запасшись от него провизиею мы двинулись далее в горы дорогою идущею по левой стороне реки Пшиша на казачьей земле и в верховьях ея отдохнувши с неделю времени прибыли прямо к Шапсугам скитающимся по речкам Цепсе, Колако, Огуй и Небух за перевалом гор к морю. Пробывши там до Октября месяца мы четверо кроме Бжассо и Тлиша остававшихся в горах, приезжали в округ с целью отыскать партию Ахиджакова и соединиться с нею, остановившись в казачьем лесу Хаджи-апш близ станицы Чибийской куда к нам несколько раз приезжал житель аула Хамизе Нагой Хаджимуков, привозил нам провизию и говорил что Ахиджаков с партиею своею бывал в районе Адагумского полка, близ Лабинского Округа, на хуторе Кудаку, и у него в доме, и что партия этого нападала в Июле месяце на команду казаков на р. Кудако побили и поранили несколько из них и в этой же схватке он Ахиджаков, Исмаил Сидако и Султан Азамат герей ранен, и что в округе учреждается разъездные команды с целью следить за партиями из бежавших, и ловить их, и нам уже более здесь скрываться нельзя, а нужно отправляться в горы до весны, а весною он уже собирет партию и бежит присоединится к нам, для разбоев по округу и русским станицам и собственно напасть на жилище Поручика Татлюстена Ахиджакова и Прапорщика Асланова. Во время прибывания нашего в тех лесах мы по наущению Нагоя Хаджимукова и с ним самым не припомню в какую ночь напали на 2-х женщин и одного Урядника Русских ехавших по дороге между аулом Гатлукай и станицею Чебийскою позабрали у них некоторые вещи и овчинную шубу, которую я отдал уже в горах по своем возвращении, но денег у них я лично небрал и незнаю кто взял из моих товарищей и только после Хаджимуков показывал мне портмонэ и 1 руб. денег. В бытность свою в округе я один раз с Зачерием Цей были в доме у Шеретана Пчегатлукова жителя одного со мною аула и получили от него провизию. В то же время один Зачерий Цей опять был у Пшетефа Анчокова и Цей говорил мне что Анчоков знает о месте нахождения Татлюстена Ахиджакова и обещивался соединить нас с ним. Пробывши в том лесу дней 10-ть мы опять возвратились когда только начала следить разъездная команда в горы тою же дорогою какою прежде туда доехали и пробыли там до конца нашего Бирам, т.е. до последних чисел Января месяца сего года. А с того времени я оставив своих товарищей с одним Тхакуахо Крымчериоком скитались около половины месяца здесь в округе по лесам и являлся раза два после Бирама в аул Тлюстен – Хабль ночью опять к Шеретану Пчегатлукову и получивши от него провизию возвращались в лес Гуаз, потом через несколько дней явились тоже ночью в тот же аул к Эфендию Айтечу Челегаштоку и повидавшись с ним возвратились в тот же лес, а на следующую ночь отправились в аул Пчегатлукай к Махмуду Перенуку за провизиею, который снабдивши нас ею обещался нам достать хороших лошадей. От Перенука мы опять возвратились в тот же лес и находились там до тех пор пока к нам присоединились, привели нам лошадей и привезли провизию и посуду для приготовления пищи то же Махмуд Перенук с меньшим братом своим Шале и Исхаком Ташу и мы 25 числа все пятеро намерены были перебраться в леса близ Чебийской станицы, но в лесу между аулами Гатлукай и Шинжий были окружены разъездною командою и жителями аулов Пчегатлукай, Гатлукай и других Хамышейского участка, собравшимися для поимки Перенуковых и Ташу, укравших при побеге лошадей у жителей своего аула и нас, успевшими захватить у нас 5-ть лошадей, котлы для приготовления пищи и другие вещи, но не успевшими только схватить самих нас, так как мы все поразбежались врозь по лесу, я отделился от них и спрятался за дубом, а братья Перенука, Крымчериоков и Ташу бежали вместе и грозили защищаться оружием, если только кто из окруживших их подойдет к ним на близкую дистанцию. В таком положении они удаляясь в чащу леса пробыли до позднего вечера и воспользовавшись сумерками успели спрятаться в лесах. Я же переночивавши в лесу близ аула Шинжий на другой день явился к депутату Окружного суда Тазеусе Тляапу, который и представил меня арестованным в Управление округа.
В округ я возвратился с гор с Крымчериоковым пешими так как уже намерение мое перебраться в Турцию на жительство не состоялось и отправиться туда не предстояло ни как возможности, чтобы явиться прямо в наше окружное управление и сознаться в своем необдуманном легкомысленном поступке и ошибке. Но с того до сего времени я не мог этого исполнить по своему легкомыслию и боязни за поступок мой строгой ответственности и к тому же Махмуд Перенук часто навещая нас в лесу и доставляя провизию постоянно отклонял нас обоих от этого намерения, говоря что в округе теперь строго преследуются все люди дурного поведения и что мы теперь не получим ни какого облегчения за наш поступок, а с открытием весны убежать из округа, многие жители его, в том числе и он и что уже некоторые из них приготовляются к этому и тогда составится достаточная партия в горах и первым действием ее будет сжечь постройки окружного суда на р. Псекупс. Из Лабинского округа тоже готовятся к побегу человек до 12 и по его призову они тот же час явятся к нам и присоединятся к партии, так как они уже приняли присягу относительно своего побега. Бывшие уже во второй раз у Шеретана Пчегатлука и Эфендия Челегаштока я виделся с крестьянами Крымчериокова Шерухом и Пчетатлукова Хаучем и все они как и сами Шеретан Пчегатлук и Челегашток объявляли мне что они то же с открытием весны как только потеплеет собираются бежать из округа в горы и с ними младший брат Челегаштока Аледжук и житель аула Шинжий Цекузий Казиок.
В первый проезд наш в горы когда только мы бежали, заезжали мы в Лабинский округ и пробыли там в лесу Хадзизи-апш одни сутки близ аула Джанчато-хабль куда ездили не известно мне к кому Зимгаш и Зачерий Цей за получением провизии.
Находясь в горах в ущельях вышеназванных речек мы часто доставали себе мясо спускаясь с гор к Русским станицам захватывали у них разный скот и лошадей, которых резали по пригоне к Шапсугам в ущелья. Хлеб же давали нам Шапсуги, которые засевают его там в достаточном количестве посредством ручных мотыг. Проживая там, мы постоянно жилища, как и сами Шапсуги не имели, а жили больше в балаганах или шалашах, так как мелкие русские отряды постоянно нас тревожили и мы заметивши их приближения должны были переходить постоянно из одного ущелья в другое или прятаться в скалах вместе с скитающимися Шапсугами, до тех пор пока пройдут те отряды.
С самого побега Татлюстена Ахиджакова я ни здесь ни в горах ни с ним и ни с кем с его партии не виделся и не встречался и не знаю где он теперь находится, а слышал еще в горах  от Зачерия Цея что за Ахиджакова знает Пшитеф Анчоков и знает место где он скрывается с своею партиею.
Шедши с гор мы заходили по дороге в казачьи хутора ночевали там и нам давали пищу и таким образом мы пробыли в пути более месяца по случаю непогоды и разлития горных речек. Последний раз перед прибытием в Округ я заходил в станицу Бакинскую и ночевал там одну ночь у неизвестного мне казака.
В горах я вместе с моими товарищами проживал у Шапсуга Тлефижа Бжасо родственника Карзеча Бжасо, бежавшего вместе со мною.
Ушел я от Шапсуг с обещанием что опять возвращусь туда, а иначе бы меня те Шапсуги и товарищи мои не пустили и непременно убили-бы. В ущельях тех речек где я проживал живет еще до сих пор Шапсуг семейств до ста в разных местностях и все они нехотят идти ни сюда и не отправляются в Турцию, а рассчитывают провести там всю жизнь свою, занимаясь грабежами и разбоями в Русских соседственных с ними станицах и угоном ихнего скота. Они имеют оружие при себе почти каждый, достаточное количество свинца, а порох приготовляют сами.
Ущельи те где живут еще Шапсуги отстоят от сюда в 3-х дневном пути конному и 7-ми дневном пешему и я могу указать если начальству угодно будет все места жительства узнавши хорошо все дороги туда и с отрядом из 100 человек конных и 200 пеших я полагаю достаточным забрать их всех оттуда.
Во все время побега моего я никакого важного преступления не сделал, никого не убил и не зарезал, кроме как только участвовал с другими в отнятии вещей в октябре месяце у тех двух женщин и урядника и несколько раз в горах без драки воровски с другими моими товарищами и Шапсугами захватывал у Русских соседственных с теми ущельями станиц скот и лошадей для зареза.
Что справедливо показал и больше прибавить или убавить ни чего не могу
".

Дело под Бжедуховской 2 марта 1863 года.

" 1-гo марта на Псекупс должен был прибыть новый командующий Кавказскою армией, Его Императорское Высочество Великий Князь Михаил Николаевич. Для встречи Его Высочества на Псекупсе и сопровождения до Пчаса, на левый берег Псекупса к переправе близ аула Хасай-Хабля, 28-го февраля прибыла часть Пшехского отряда, в составе 5 1⁄2 стрелковых батальонов, 2-х дивизионов драгун, 2-х сотен казаков, 1 1⁄2 сотни милиции, роты сапер и команды пластунов, при 6-ти орудиях и 3-х ракетных станках.
Сосредоточившись у переправы и оттеснив оберегавшие ее партии горцев, войска приступили было сначала к постройке плота, а затем плавучего моста, но вскоре прекратили работу, потому что происшедшая убыль воды в реке давала возможность переправиться в брод.
Утром 1-гo марта, прибывшие на Псекупс, части войск выстроились для встречи Августейшего Главнокомандующего армией.
Произведя в 9 часов утра смотр войскам, Его Императорское Высочество приказал начать движение по направлению к Пшишу, при чем части войск были распределены следующим образом.
В авангарде, под начальством командира Тверского драгунского полка, полковника Борковского, следовали: туземная милиция, часть Лабинскаго конно-иррегулярного эскадрона, две сотни 1-й и две сотни 3-й бригад и 3 станка конно-ракетной батареи Кубанского казачьего войска, 1 дивизион Тверского драгунского полка и взвод конно-казачьей № 13 батареи, 3 роты 19-го стрелкового батальона, стрелковый батальон Ширванского пехотного, полка, 4-я рота 2-го Кавказского саперного батальона, команда пластунов конных № 7 и 9 полков Кубанского казачьего войска.
В правой цепи, под начальством командира стрелкового батальона Апшеронского пехотного полка, майора Скворцова, находились: стрелковый батальон Апшеронского пехотного полка, три роты сводно-стрелкового резервного № 3 батальона и два горных орудия.
В левой цепи следовал, под начальством своего командира, полковника Солтана, стрелковый батальон Самурского пехотного полка.
В арьергарде, под начальством командира Переяславского драгунского полка, полковника Джемарджидзе, следовали: 1-й дивизион Переяславского драгунского полка, Кавказский гренадерский стрелковый батальон и два орудия облегченной № 3 батареи.
Местность от р. Псекупса до р. Марте по большей части ровная, покрыта кустарником и небольшим лесом с обширными полянами и перерезана глубокими балками вперемежку с незначительными возвышенностями, образующими водоразделы р. Псекупса от р. Пчаса и Пчаса от р. Марте. Местность-же от р. Псекупса до ближайшей возвышенности совершенно открытая. На ближайших высотах виднелась партия абадзехов, приблизительно около 1000 человек; но с наступлением отряда часть горцев ушла в лес, а другая заняла небольшую, впереди лежащую балку.
Следовавшая в голове авангардной колонны, кавалерия бросилась на абадзехов и вступила с ними в рукопашный бой. Вслед затем посланы были, для подкрепления ее, 4 сотни казаков с дивизионом драгун, 2 конными орудиями и 3 ракетными станками. Опрокинутый неприятель принужден был удалиться в глубь леса. Во время атаки убить начальник Бжедуховского округа, полковник Крым-Гирей-Гусаров, указавший удобнейшую дорогу к лагерю у Нивжукай-Хабля на Пчасе. Кроме Крым-Гирея, никто не знал хорошо дороги, по которой надлежало следовать; поэтому отряд принял влево и направился к Пчасу.
Ближайшие опушки леса, примыкавшего к дороге с правой стороны, оказались заняты значительными партиями неприятеля, для вытеснения которых направлено с фронта 7 рот стрелков, а в тыл по поляне - 2 сотни Кубанских казаков. Но так как горцы упорно держались в лесу, видимо решившись защищаться до крайности, то из правой цепи двинулся батальон Апшеронцев, а в помощь казакам послан дивизион Тверского драгунского полка, при 3-х ракетных станках. Вновь произведенная атака, где Апшеронцам пришлось действовать штыками, поколебала решимость абадзехов, и они, понеся большой урон принуждены были отступить в глубь леса.
При дальнейшем наступлении отряда, горцы продолжали следить за ним, оставаясь, однако вне сферы действия орудийных выстрелов, хотя местность, в особенности около Шатуко, могла быть обороняема с успехом.
Усилив авангард одним батальоном и взводом облегченной № 4 батареи, и прибавив к правой и левой цепи и к арьергарду также по одному батальону, отряд двинулся к р. Марте, которой благополучно достиг, не встречая никакого препятствия со стороны неприятеля, и расположился для ночлега лагерем на правом берегу.
В отряде в этот день убиты: в милиции - штаб-офицер 1, обер-офицер 1, всадников 2; ранен Апшеронского батальона прапорщик Колендо, 1 казак и 4 милиционера. Лошадей убито и ранено: милиционерских 8, драгунских 1, и казенно-подъемных 2.
На другой день отряду надлежало перейти, с позиции на правом берегу Марте, ко вновь возведенной на правом же берегу Пшиша станице Бжедуховской, т. е. сделать переход в 23 версты.
Для движении отряда отдана была такая диспозиция.
В авангарде, под начальством полковника Джемарджидзе, следовали: милиция, часть Лабинского конно-иррегулярного эскадрона, три сотни Кубанского казачьего войска, три ракетных станка, дивизион переяславских драгун, взвод конных орудий; стрелковые батальоны: Апшеронский, гренадерский, три роты сводно – стрелкового резервного № 3 батальона, рота 2-го Кавказского саперного батальона, команда пластунов конных № 4 и 9 полков Кубанского казачьего войска и 2 орудия облегченной № 3 батареи 19 артиллерийской бригады.
Правую цепь, под начальством подполковника Полторацкого, составляли: три роты 19-го стрелкового батальона, Самурский и Ширванский стрелковые батальоны, при 2-х горных орудиях.
Левую цепь - 5-й резервный батальон Ширванского полка.
Арьергард, под начальством полковника Барковского, образовали: дивизион Тверского драгунского полка, сводно-стрелковые батальооны -резервный № 2 и линейный № 1, при 2-х opyдияx облегченной № 4 батареи 19 артиллерийской бригады.
При обозе, для разбития палаток и занятия караулов, находился, под начальством своего командира, батальон Кубанского пехотного полка.
До поворота к переправе через Пшиш, у Бжедуховской станицы, местность, по которой пролегал путь, представлялась большей частью ровной и открытой, но в некоторых местах мелкий густой кустарник и топкие балки, например, на р. Цице, сильно затрудняли движение артиллерии и обоза, и ослабляли действие кавалерии в конном строю. Чтобы от возвышенности, прилегающей к левому берегу Пшиша, достигнуть берега самой реки, против Бжедуховской станицы, приходилось пройти около 2-х верст по топям, образовавшимся от разлива Пшиша и покрытым густым, едва проходимым для одиночных людей кустарникам. Впрочем, к мосту на Пшише и устроенной впереди него - на протяжении около 300 саж. - дамбе вели две туземные дороги, в некоторых местах до того узкие, что едва могли проходить повозки.
Во все время движения отряда с р. Марте до поворота к переправе через Пшиш, неприятель ограничивался наблюдением издалека, оставаясь вне сферы действительного оружейного огня; с приближением-же войск к переправе, оказалось, что опушка леса с правой стороны дороги, по которой шел отряд, в особенности по направленно, параллельному дамбе, была занята горцами, которые, для усиления своей позиции, устроили завал, соединявший две соседние опушки.
Чтобы выбить отсюда неприятеля, командующий войсками Кубанской области, граф Евдокимов, направил: с фронта - 2 3⁄4 батальона при двух орудиях, под начальством полковника Цаберга; справа - под начальством командира Апшеронского батальона, мaйoрa Скворцова, 7-мь рот (в том числе весь Апшеронский батальон), за которыми следовал дивизион Переяславских драгун, при 2-х конных орудиях. Пользуясь благоприятною для себя местностью, абадзехи из-за холмиков, деревьев, кустов и завалов открыли сильный огонь по наступавшим войскам. Но дружная атака наступавших частей заставила неприятеля сначала отойти в глубь леса, а затем совершенно рассеяться. Горцы оставили на месте боя 9-ть тел и множество оружия.
С целью лишить неприятеля - уже оправившегося от поражения и опять начавшего показываться из-за леса - возможности вновь укрепиться в завале, гренадерский и сводно-резервный стрелковые батальоны, остановясь у завала, заняли часть его, равно как и ближайшие перелески и балки, а Апшеронцы и 3 роты сводно-резервного № 3 батальона с двумя конными орудиями тем временем продолжали перестрелку с горцами, появлявшимися справа у опушек.
После занятия нашей цепью леса с правой стороны дамбы, началось следование колясок Великого Князя и обоза частей войск по двум дорогам - к дамбе и к мосту.


Лев Феликсович Лагорио. Дело под Бжедуховской 2 марта 1863 года. Акварель.

Когда часть обоза переправилась через мост, то Августейший Главнокомандующий со свитою, под ближайшим прикрытием 2-х сотен казаков Кубанского казачьего войска и 2-х рот сводно-стрелкового линейного № 1 батальона, при 2-х горных орудиях, изволил по кратчайшей дороге направиться через лес к дамбе и, около 5 часов пополудни, благополучно прибыл в Бжедуховскую станицу. Генерал-адъютант граф Евдокимов, с оставшимися на позиции частями войск, продолжал отражать нападения горцев, все еще пытавшихся задержать нашу переправу через Пшиш. Наконец, видя бесполезность своих усилий и, вероятно, вследствие понесенных больших потерь, неприятель совершенно прекратил перестрелку.
Последние повозки и вьюки переправились по мосту через Пшиш около 7 часов, а арьергард прибыл к месту своего бивуачного расположения лишь в 8 часов вечера.
Потеря наша в деле 2-го марта заключалась в 1-м убитом и 27 раненых нижних чинах.
Большая часть войск на ночлег расположилась лагерем внутри ограды Бжедуховской станицы; а милиция, 3 сотни казаков, дивизион драгун, один стрелковый батальон, команда пластунов и 2 горных орудия остались на правом берегу Пшиша, на случай если бы абадзехи вздумали ночью тревожить лагерь, подкрадываясь к мосту или станице. Однако, в течение всей ночи никакой тревоги не было".


Л. Богуславский. История Апшеронского полка. 1700-1892.

Действия Майкопского отряда.

Маршрут движения отрядов под начальством генерал-лейтенанта Козловского от укр. Майкопского вверх по рр. Курджипсу и Бжину до верховьев р. Дижи с показанием просек. РГВИА. Ф.846. Оп.16. Д. 6772. Л.1.



карта в большем разрешении здесь.

О маршруте отрядов можно прочитать в "Военном сборнике" 1868 года в воспоминаниях о зимней экспедиции Майкопского отряда. Привожу отрывок касательно того, что творилось в это время в районе, которое более всего интересует optimist888.

"Перейдя р. Курджупс, отряд пошел ровной открытой поляной до самого аула Дух-Хабль. Кряж гор с левой стороны, значительно отходит в этом месте от дороги, так что левая цепь, идя по полугоре, оторвалась от цепи авангарда. В этот промежуток была поставлена кавалерия, пришедшая с генералом Козловским.
За аулом Дух-Хабль, поперек всего ущелья, тянется глубокая балка; сторона ее, противоположная нашему наступлению, была окоймлена густым лесом, оставлявшим за аулом небольшой проход, по которому тянулась дорогу. По дороге чрез балку был переброшен довольно прочный мост.
Колонна быстро подвигалась вперед, тесня пред собою толпы конных горцев. Вот уже показались сакли, но почти в то же мгновение густой дым взвился над ними, и пламя охватило аул со всех сторон. Горцы скрылись....
Можно было предполагать, что они поспешили к следующему аулу, чтобы до нашего прихода спасти свое имущество.  Предположение это не оправдалось. Едва авангардная цепь начала приближаться к балке, как дружный залп, направленный преимущественно против кавалерии, вынес много жертв из наших рядов. К счастию, внезапность не озадачила казаков; в миг они спешились и бросились в рукопашную. Три сотни, бывшие впереди, хотя и потеряли при залпе своих начальников, однако не последовали примеру ставропольской роты. Они поклялись отомстить — и отомстили молодецки: более 80 неприятельских трупов остались в балке. Резервы авангарда спешили поддержать кавалерию и свою цепь, но самая главная часть их отделялась пылающим аулом. Недолго думая, пехота бегом бросилась через аул; артиллерия последовала за нею. Пробежав аул, авангард попал на не совсем еще разрушенный мост и, пройдя его, занял дорогу и лес с правой стороны ее. В конце дороги, разделявшей оба леса; открылась опять большая поляна, весьма удобная для действия артиллерии. Став во фланг горцам, занимавшим балку, и на пути их отступления, мы, артиллеристы, могли только любоваться картиною кровавой схватки, но не могли принимать в ней участия, так как казаки, драгуны, пехотные стрелки и горцы сбились в кучу. Неприятель не выдержал, бросился наутек чрез поляну; здесь он был встречен картечью двух легких орудий авангарда и прибывших из правой колонны двух батарейных орудий. Видя, что путь отступления с этой стороны отрезан, горцы устремились в лес вдоль балки, надеясь вершиной ее пробраться на гору; но левая колонна преграждала и эту дорогу. Картечный залп двух горных орудий и дружное ура кубанцев окончательно озадачили горцев: они попятились. Между тем, задержанная боем колонна перешла в наступление. Тогда горцы решились пробиться через левую колонну. Попытка эта дорого стоила передовым смельчакам и отбила охоту у других последовать их примеру. Неизбежная гибель, при отступлении этим путем, заставила неприятеля избрать первый, где не приходилось прокладывать себе дорогу через наши войска, а важно было только пробегать под выстрелами их. Перекрестный огонь шести орудий (двух авангардных легких, двух батарейных правой колонны и двух горных левой) и цепи провожали горцев до тех пор, пока сам они скрылись в лесу.
После такого решительного поражения, горцы уже не отваживались оказывать какое-либо сопротивление, несмотря на убеждения и угрозы Магомет-Амина, лично распоряжавшегося перестрелкой в этот день: густыми толпами они отступили на вершины окрестных гор, где все время оставались зрителями.
Колонна, подобрав раненых и убитых, которых было много, двинулась дальше. Несколько десятков наездников показались опять в почтительном расстоянии от цепи, и, отступая перед нею, как бы составляли авангард нашей колонны, в ни одного выстрела не было сделано с их стороны: кажется, они ехали собственно для того, чтобы уничтожать запасы сена и аулы, лежавшие на пути нашего следования. Колонна и не рассчитывала двигаться до аулов; пройдя версты три, она остановилась и принялась расчищать дорогу. С утра висевшие над нами густые тучи разразились обильным снегом, и войска, проработав до сумерек, возвратились убеленные в лагерь.
Наша потеря в этот день состояла из шести или семи офицеров и, если не ошибаюсь, из 40 нижних чинов, выбывших из строя. Преимущественно пострадали казаки, и, между ними, более других, лихая прочноокопская сотня. Урон горцев был втрое, если не больше. Они отказались от перестрелок до конца зимнего периода действий отряда".  стр. 275-277

Если подводить итог действиям Майкопского отряда:

"Откровенно говоря, результаты действий майкопского отряда были далеко не соразмерны с потерею, которой стоило нам занятие и утверждение на этом месте, что и обнаружилось в походы следующих годов. Вслед за роспуском отряда, горцы опять стали селиться в Курджупском ущелье, по-прежнему спокойно поживали в своих аулах и посещали, довольно часто, окрестности Майкопа. Пространство между реками Белой и Лабой осталось доступным для их набегов как и прежде, доказательством чему служили постоянные происшествия на лабинской линии до 1862 года. Самое сообщение с укреплением Майкопом было возможно только с значительным прикрытием, и Майкоп долго еще оставался одинок на передовой линии, принося такую же пользу, как и Белореченское укрепление, т. е. служил сборным пунктом для отрядов. Главная же цель майкопского отряда, устроить белореченскую линию, осуществилась только в 1862 году".  стр. 283.

Воспоминания о зимней экспедиции Майкопского отряда в PDF здесь.
Текстовой вариант здесь.

Танец у стен рейхстага.

Хуако Сагид Исмаилович родился 27 декабря 1924 года в ауле Джиджихабль Теучежского района. Участник Великой Отечественной войны. Награждён орденом Красной Звезды, Медалями «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейными наградами. Трагически погиб в послевоенные годы.

Наши части держали оборону на хребте Пшаф, периодически предпринимая вылазки в сторону вражеских позиций. Гитлеровцы, увидев атакующих, открывали яростный огонь из пулемётов и миномётов. Очередная атака по выявлению огневых точек противника для роты, в которой проходил службу Сагид Хуако, оказалась неудачной. Рота понесла большие потери. В живых осталось менее половины состава. Сагид вместе с однополчанином Алексеем Бурлацким отходил к линии обороны вдоль заросшей камышом речки. В стороне, ближе к лесу, послышался стон. Подойдя поближе, бойцы увидели тяжелораненого лейтенанта. Уложив его на плащ-палатку, осторожно потащили к своим окопам. Немцы не прекращали вести огонь, поэтому передвигаться приходилось, низко пригнувшись к земле, или ползком.;
Выбиваясь из сил, Сагид с Алексеем всё же дотащили истекающего кровью командира к медсанбату и передали в руки врачей.
Услышав сигнал боевой тревоги, бойцы поспешили к своим позициям. Сагид проверил противотанковое ружьё и коротко бросил своему напарнику: «Давай патроны!». Быстро зарядив ружьё, прицелился в один из первых вынырнувших из леса танков со свастикой. За ними в полный рост с автоматами наперевес торопилась вражеская пехота. Сагид подождал, пока танк приблизится, и произвёл выстрел. Танк вздрогнул, остановился, Из башни повалил дым. Сверху открылся люк и уцелевшие танкисты стали буквально вываливаться на броню. Наши автоматчики открыли по ним огонь...
Вечером полк выстроили под прикрытием деревьев. Командир полка зачитал приказ. Хуако услышал свою фамилию: За отличное исполнение воинского долга и проявленную доблесть Хуако Сагид Исмаилович награждается медалью «За отвагу».
В десятках боёв участвовал Сагид за кровавые годы войны, преследуя и уничтожая врага в укреплённых районах, преодолевая топкие болота, переправляясь через малые и большие реки. Особенно трудна была переправа через Днепр. Противник вёл огонь из всех видов оружия. Положив автомат на небольшой плотик, Сагид вплавь преодолевал водную преграду, толкая перед собой оружие. Пули свистели над самой поверхностью реки. Потом, когда берег стал близок, набрав побольше воздуха в лёгкие, Сагид полностью погружался в холодную купель и, ухватившись рукой за плотик снизу, тащил его за собой. Он высовывал голову на поверхность только для того, чтобы глотнуть воздух.. Эта уловка помогла ему остаться в живых. Многие же солдаты, не достигнув противоположного берега, навечно остались в водах Днепра.
Так и дошёл отважный боец до Берлина, освобождая по пути малые и большие города Советского Союза и Европы. А когда над поверженным рейхстагом затрепетало Знамя Победы, ликованию наших воинов не было предела.
Раздвинув салютующих солдат в огромный круг, Сагид пустился в свой знаменитый танец Победы, в стремительном порыве вырисовывая фигуры кавказского героического танца. Всё больше и больше воинов собиралось в круг, чтобы насладиться красотой необыкновенного зрелища. Когда же изрядно уставший Сагид остановился, к нему подошёл седеющий генерал:
- Спасибо тебе, солдат! - сказал он. - Такого яркого представления победы у этого серого здания здесь никто, наверное, не видел. Я благодарю тебя от имени нашего командования, от имени воинов, которые собрались здесь, и от себя лично!
Сагид был счастлив, счастлив от того, что наконец пришла долгожданная Победа, что он остался жив, что смог порадовать зажигательным танцем своих друзей и всех победителей у стен поверженной цитадели фашизма.

Рассказ из книги Владимир Цапко "Пламень великой победы".
Фото из семейного архива Хуако.
______________________________________________

Я был совсем ребенком, когда его не стало...
Хочу пожелать своей любимой тёте и её детям того же самого, будьте счастливы!!!

"Красный" Майкоп.

Более 50 тыс. деникинцев, сосредоточившихся у Майкопа, оказались в исключительно тяжелом положении. С северо-запада наступали 1-я Конная армия и стрелковые дивизии, с тыла подходили партизаны. В этих условиях белогвардейское командование решило оставить Майкоп и пробиваться к побережью.

Фото. Первая Конная под Майкопом.

" 19 марта была получена директива Реввоенсовета фронта, в которой Первой Конной армии ставилась задача занять 21 марта Майкоп и выделить часть сил для овладения районом Туапсе. Во исполнение этой директивы вечером того же дня был отдан приказ по Конармии с постановкой боевых задач дивизиям. Майкоп охватывался войсками армии с северо-запада и северо-востока. Для действий в направлении Туапсе направлялась бригада под командованием Левды, или, как она тогда именовалась, бригада упраформа Конармии.
20 марта 4-я кавалерийская дивизия, наступая в направлении Майкопа, в районе станицы Гиагинской встретила упорное сопротивление противника, перешедшего в контратаку при поддержке трех бронепоездов. Контратака была отбита. Противник, понеся большие потери, отступил.
6-я кавалерийская дивизия 21 марта после ожесточенного боя овладела станцией Белореченской, взяв в плен около тысячи белоказаков и захватив большие трофеи. Остатки белогвардейских частей скрылись в горах.
Утром 22 марта Конармия вступила в Майкоп. В городе уже находились представители так называемой "зеленой" армии во главе с Шевцовым".

С.М. Буденный. Пройденный путь.(Военные мемуары). Книга 1.

Collapse )

Спасибо деду за победу!

Анчёк Хаджимос.JPG

Анчек Хаджемус Соезович.

Рядовой. Родился в 1906 году в ауле Ассоколай Теучежского района. В вооруженные силы призван 22.06.1941 года Теучежским РВК.
Участник обороны Ленинграда, Советского Заполярья и Кавказа.
В боях участвовал:
с 10.41 года по 03.42 год - стрелок 68 отд. морской стрелковой бригады;
с 03.42 года по 09.45 год стрелок 64 батальона 13 отдельной штурмовой инженерно-саперной бригады.
Ранен в феврале 1942 года.
Награды - орден Отечественной войны I степени, медалями - "За оборону Советского Заполярья", "За оборону Ленинграда", "За оборону Кавказа", " За победу над Германией", "За победу над Японией"
.






Анчек Касим Соезович.

Капитан. Родился в 1911 году в ауле Ассоколай Теучежского района. В Вооруженные силы призван 09.07.1941 года Красноармейским РВК г. Ростова-на-Дону.
Участник обороны Ленинграда!
В боях участвовал:
с 07.41 года по 12.41 год – командир саперной роты 947 стрелкового полка 268 стрелковой дивизии Лениградского фронта;
с 05.42 года по 05.45 год – командир мостовой роты 12 отдельного понтонно-мостового батальона Резерва Главного Командования Ленинградского, 1 Украинского фронтов.
15 декабря 1941 года был ранен под Колпином в ногу и проходил лечение в ленинградском госпитале в тяжелые дни блокады.
Награжден орденом: «Красная Звезда», медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда, «За освобождение Праги», «За победу над Германией».







Анчёк Дауд.JPG
Анчек Даут Соезович

Старшина. Родился в 1920 году в ауле Ассоколай Теучежского района. В Вооруженные силы призван 01.10.1940 года Пролетарским РВК г. Ростова-на-Дону.
Участник обороны Севастополя и Кавказа!
В боях участвовал:
с 06.41 года по 07.41 год – стрелок 82 отд. авиаэскадрильи ВВС Черноморского флота;
с 07.41 года по 11.41 год – курсант 3 объединенной школы младших авиаспециалистов ВВС Черноморского флота;
с 11.41 года по 02.42 год – авиационный приборист 32 авиаполка ВВС Черноморского флота;
с 02.42 года по 05.45 год – мастер авиавооружения 20 стационарных авиамастерских ВВС Черноморского флота.
Награжден медалями: «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией».





Мне посчастливилось их увидеть живыми. Я им очень благодарен, что они у меня были.

Бессмертный подвиг.

95 лет со дня рождения Хусена Андрухаева.  О нем много сказано и написано. Я же в этот день хочу повторить свой коммент к одному из постов в ЖЖ.

" В наградном листе Андрухаева Хусена Борежевича есть краткое изложение личного боевого подвига:
8-го ноября 1941 г. в районе села Дьяково на вторую стр. роту наступало более двух рот пехоты противника. Три атаки немцев, мужественно отбил со своей ротой политрук Андрухаев. Противник бросил новые силы, коварная пуля врага пробила щеку Андрухаева, который не бросил оружие и продолжал мужественно держаться и разил фашистов. Три раза преимущественные силы противника окружили политрука Андрухаева, патроны вышли все, отстреливаться было нечем. Нетеряясь, хладнокровно политрук Андрухаев взял в обе руки противотанковые гранаты подпустив на 4 метра противника и с криком "Возьмите гады" подорвал себя и подбежавших фашистов.
За проявленный героизм, мужество и отвагу политрук Андрухаев представляется к высшей Правительственной награде Ордену Ленина с присвоением звания ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА.
Командир 733 сп полковник: /Таванцев/,
Военком 733 сп Бат.Комиссар: /Якушев/
11 ноября 1941 года.

источник http://podvignaroda.mil.ru/




Что кричал и кричал ли вообще Хусен меня вот абсолютно не волнует. Он погиб геройски и точка, впрочем как и вся его рота. И защищал он, как и многие другие, свою общую родину.
В свое время был я на месте его гибели, в школьном музее и в окрестностях села. Ценности и идеология со временем могут, конечно же, меняться, но героический поступок он им и остается навсегда".

«России не хватает знающих командиров»

Когда я поступил в Майкопский сельскохозяйственный техникум, а это был 1986 год, все мы завидовали нашему другу и одногруппнику Алию. Скажете почему? Ну как же не завидовать, если его старший брат буквально накануне закончив наш техникум,  уже обучается в Рязанском военном училище и будет вскорости десантником. Что могло быть круче в то время?
Время очень быстро летит и оно показало, что не зря мы завидовали Алию.
Этот пост я начал ради того, чтобы обратить внимание на интервью Эдуарда Кушуковича Цеева АиФ-Адыгея

"Я живу так, как меня воспитали родители. Просто когда люди видят на моей груди медаль "Герой России", не понимают, что это обложка. За этой золотой звездой стоит весь мой батальон, который вместе со мной выполнял спецзадачи. За этой звездой - те солдаты и офицеры, которые геройски погибли при выполнении боевых задач. Это их звезда и моя боль. То, что мне присвоили звания "Героя России" - заслуга не моя, а тех людей, которые выполнили долг до конца и погибли, не изменив Родине, чести и долгу".

"Этот конфликт, на мой взгляд, был просто дележкой власти. Простым людям эта война не была нужна. У многих грузин жены абхазки, а у абхазов - грузинки: они друг к другу в гости по-родственному ходили. И к миротворцам очень доброжелательно относились и грузины, и абхазы. А когда абхазы узнали, что я адыг, то стал почти земляком".

"У меня друзей по России много, полторы тысячи телефонов. Но никогда за всю свою жизнь никто из нас не задумывался, какая у кого национальность. Поверьте, под пулями это не важно. У нас на тот момент была одна национальность: десантник. Нацвопрос появляется ради корысти и не от великого ума. И вообще, это преступление. А у преступления нет и не должно быть национальности. Хочется, чтобы законы в России распространялись на всех, тогда нацвопрос отпадет сам собой. В армии за всё отвечает командир. А на гражданке сейчас не хватает командиров-интернационалистов. И пока не потеряли страну, надо засучить рукава." http://www.adigea.aif.ru/society/persons/1067125