Слова поддержки Зулих Индрисовны Кукан



Зулих Индрисовна Кукан (Хашханокова) родилась 17 октября 1922 года в ауле Ассоколай в семье Наги Теучежевны и Индриса Дзепшевича Хашханоковых.
В годы Великой Отечественной войны была медсестрой медсанбата.

Мусульманская община аула Ассоколай в 40-е годы 20 века.

В 1942 году, во время немецкой оккупации, религиозная община аула Ассоколай возобновила свою деятельность и начала проводить собрания и молитвы в находящемся в ауле молитвенном здании, которое было закрыто в 1930 году и использовалось под клубом.
В то время в Теучежском районе функционирующих молитвенных зданий не имелось.
С января 1945 года молитвы и собрания в этом здании перестали проводится, в связи с тем, что общине было предложенно немедленно зарегистрироваться в Крайисполкоме.
По заявлению группы граждан аула Ассоколай Теучежского района об открытии молитвенного здания и регистрации общины мусульманского вероисповедания Уполномоченным Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по Краснодарскому краю Пащенко было выдано следующее заключение:
"Проверкой заявления и приложенных к нему других документов установлено:
1). Группа граждан аула Ассоколай Теучежского района Адыгейской автономной области в период оккупации Краснодарского края немецко-фашисткими захватчиками в 1942 году образовала общину верующих мусульманского вероисповедания с числом верующих более 300 человек. Молитвенное собрание проводилось в молитвенном здании /мечеть/ в ауле Ассоколай.
2). В соответствии с решением СНК СССР № 1603 от 19 ноября 1944 года община из своей среды выделила 20 человек /двадцать/ для оформления открытия молитвенного здания и регистрации общины, избрала органы правления и ревизионную комиссию, имеет служителя культа уполномоченного духовным Управлением мусульман. Имеет постоянный молитвенный дом
/мечеть/ в ауле Ассоколай, передано в бесрочное бесплатное пользование общине.
3). Все лица подписавшие заявление 20 человек дествительно являются жителями аула Ассоколай, все совершеннолетние и не лишеные избирательных прав по суду граждане, ходатайствуют от группы верующих, а не от себя лично, группа более 300 человек. Заявление и списки учреждителей заверены Теучежским исполкомом райсовета.
4). Молитвенное здание об открытии которого ходатайствуют верующие - мечеть находится в удовлетворительном состоянии и до начала 1945 г. использовалось общиной для молитвенных целей. Молитвенные собрания в начале 1945 г. прекращены в связи с тем, что райсполком предложил общине зарегистрироваться.
5). Других общин верующих на территории аула Ассоколай и Теучежского района нет.
6). В соответствии с решением СНК СССР № 1603 от 19 ноября 1944 г. и указанием Совета по делам религиозных культов при СНК СССР от 14 февраля 1945 г. № 38 с - общину мусульманского вероисповедания в ауле Ассоколай, как ранее действующую, зарегистрировать.
"
После регистрации общины был выбран Исполнительный орган - Совет и состав ревизионной комиссии в составе:
Председатель Совета - Натхо Тарсав Исхакович, 1880 г.р.
Секретарь Совета - Наток Пазад Пиюкович, 1877 г.р.
Кассир Совета - Гучетль Исмаил Ханешович, 1885 г.р.
Председатель ревизионной комиссии - Богус Дауд Зазарихович,1888 г.р.
Члены ревизионной комиссии - Гучетль Учужук Нувимович, 1885 г.р.
                                                     Тугуз Асланбеч Совчасович, 1887 г.р.
1 июля 1945 года Гучетль Сагид Салимович был зарегистрирован в качестве служителя религиозного общества /кады/ с правом совершения религиозных обрядов и требований по культу.
Гучетль Сагид Салимович - 1872 года рождения, имел среднее магометанское образование, в 1911 году окончил медресе в г. Бахчисарай. Имел духовный сан Кады /казы/ Адыгейской автономной области. С 1912 по 1920 гг. служил в качестве эфенди /муллы/ в аулах Ассоколай и Понежукай.
С 1920 года помощник редактора Черкесской газеты в г. Краснодаре. С 1924 года работал торговцем в ауле Ассоколай, с 1930 года - учетчиком в колхозе, с 1936 года - сторожем, с 1943 года - в мечети муллою, с 1944 года - Член Духовного управления мусульман Северного Кавказа.
Владел черкесским, арабским, турецким и русским языками.
Как сам написал в анкете, происходил из крестьянской семьи, родители занимались хлебопашеством, были по социальному положению середняками.
Здание мечети, взятое религиозной общиной в бесрочное пользование по заключенному с Ассоколайским с/советом договору 20/1У-1945 года, было построенно в 1905 году, было деревянное, площадью 175 кв. метров, минаретов не имело. Ориентировочная посещаемость сотавляла до 30 человек. Ближайшая зарегистрированная мечеть находилась в ауле Кошехабль.
В сентябре 1950 года отмечается, что здание мечети находится в плохом состоянии и с 1945 года не ремонтируется, крыша течет, окна разбиты, стены разрушаются. В связи с этим верующие аула Ассоколай подали заявление Ассоколаевскому с/совету об отказе содержания этого здания и использования ее в дальнейшем. Здание находится без контрольно, в связи с чем Теучежский райисполком имеет мнение произвести капитальный ремонт и использовать его сельским клубом, передав это здание полностью в распоряжение Ассоколаевского сельского совета.
2 марта 1951 года было подготовлено заключение по вопросу снятия с регистрации религиозной общины мусульманского вероисповедания в ауле Ассоколай как о самораспавшейся и закрытии молитвенного дома. При этом отмечается, что религиозную деятельность община и ее служитель эфенди Гучетль Сагид с августа 1950 года прекратили, а причинами расспада являются:
а) малочисленность общины, 15-20 человек численного состава;
б) отсутствие средств на ремонт мечети, которая длительное время 5-7 лет не ремонтировалась, двадцатка лиц учредителей от содержания и ремонта отказалась.
Выписка из протокола № 6 заседания Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР от 7 мая 1951 года:
" Постановили:
Согласиться с решением Исполнительного Комитета Краснодарского Краевого Совета депутатов трудящихся от 5 марта 1951 г. № 9 о закрытии мечети и снятии с регистрации мусульманской религиозной общины в ауле Ассоколай Теучежского района Краснодарского края, с использованием здания указанной мечети под культурно-просветительное учреждение.
"
_____________________________

В конце хочу привести список учредителей общины:

1.  Наток Пшимаф Пиюкович  1855
2. Гучетль Ахмед Тлихунович  1860
3. Такахо Исхак Магаметович 1868
4. Уджуху Амзан Хачечович 1857
5. Гучетль Анчок Сомафович 1880
6. Наток Сефербий Хатумукович 1864
7. Гучетль Магмуд Индрисович 1870
8. Гучетль Магмуд Нагоевич 1867
9. Уджуху Хачух Хачечович 1875
10. Гедуадже Шурам Якубович 1872
11. Ехутль Ибрагим Хапакович 1878
12. Хачак Мусса Хашхович 1870
13. Хачак Севербий Аёвич 1875
14. Евтых Лу Учужукович 1876
15. Наток Пазад Пиюкович 1877
16. Кетух Тагир Бачирович 1875
17. Гучетль Халух Шузиевич 1874
18. Евтых Пыта Хацахович 1873
19. Натхо Тарсав Исхакович 1880
20. Гучетль Исмаил Ханешович 1885
21. Богус Дауд Зезарихович 1883
22. Гучетль Учужук Нувимович 1885
23. Тугуз Асланбеч Савчасович 1887
24. Уджуху Сикан Тахзивич 1867
25. Гучетль Хаджирет Хуцукович 1863

"Красный террор": аул Ассоколай.



Надпись на фото: "На добрую память Аврааму Павловичу Комару. Ш. Чесебиев. 19 января 1915 года". Фотограф М.Н.Каневцов в г. Армавире. Фото взято из группы vk.
_____________________________________
Чесебиев Шумаф Бесланович (1852 г. р.), а. Ассоколай, Екатеринодарского отдела, урядник с 17.09.1879 г., с 1902 года в чине прапорщика, в 1904 г. участвовал в сборе всадников для Кубано-Терского полка, в 1915 г. состоял в в запасной сотне Черкесского полка. Был старшиной аула Ассоколай, действительным членом Кубанского экономического общества. Убит большевиками.

Вместе с ним были убиты большевиками весной 1918 года в ауле Ассоколай:
1. Гучетль Маджит Салимович, р. 1887. Урядник.
2. Джанхот Конкан Халяпович, р. 1893. Урядник.
3. Евтых Блах Амзанович, р. 1867. Юнкер.
4. Катмамбетов Шумаф Ахмедович, р. 1891. Прапорщик.
5. Такахо Шабан Петытевич, р. 1877.
6. Чесебиев Ахмет Шумафович, р. 1880.
7. Чесебиев Ибрагим Шумафович, р. 1887.
Список из базы данных историка С.В. Волкова "Участники Белого движения в России".


На фото  (слева направо): Такахо Шабан Петытевич (а. Ассоколай), Хабахумов Асланбек Джамбулатович (а. Понежукай), Катбамбетов Шумаф Амедович(а. Ассоколай).

"1918 год начался с определения границ антибольшевистских и пробольшевистских сил. Каждая из сторон активно пыталась увеличить число своих сторонников и оттеснить политических конкурентов:
Противоборствующие силы всячески старались привлечь на свою сторону адыгов.
Главной причиной тому служило наличие в адыгской среде большого количества оружия, а так же понимание ценности военной мобильности адыгского общества и исторически сложившихся навыков ведения боевых действий в местных условиях.
Такие воины были нужны как Красным так и Кубанскому правительству.
На первоначальном этапе Гражданской войны в адыгских аулах скопилось значительно больше оружия, нежели это было раньше.
Уже 10 января 1918 года черкесы стали совершать ночные набеги на Усть-Лабу и другие населённые пункты в основном, где проживали так называемые ИНОГОРОДНИЕ. Это были не казаки и организованного отпора они дать не могли. Но это была - главная опора КРАСНЫХ.
Набеги были, очевидно, не столько способом улучшения материального благосостояния, сколько проявлениями политических настроений горского общества, и обозначили «включение» адыгов в Гражданскую войну на стороне казачества, а значит БЕЛЫХ.
При этом стало очевидно, что большинство адыгов заняло антибольшевистскую позицию.
Большевистские военно-революционные комитеты активно отреагировали на вооружённые набеги адыгов, на свою основную поддерживающую силу - иногороднего мужика. Штаб Красной гвардии, находящийся в Армавире, немедленно организовал карательные рейды на ряд аулов, жители которых были участниками набегов. Жителей разоружили, организаторов повесили.
На начальном этапе Гражданской войны адыги не имели реальной поддержки со стороны Кубанского правительства, в силу слабости последнего. Гражданская война разгоралась со всей своей кровавой жестокостью.
В казачьих и «мужицких» поселениях Майкопского казачьего отдела, в начале 1918 года стали образовываться небольшие большевистские отряды, которые на начальном этапе Гражданской войны были фактически неуправляемыми. Вооружившись лозунгами и провозгласив себя «большевиками», бывшие фронтовики-казаки, объединившись с иногородними, активно собирали отряды из жителей ближайшей округи. Именно от этих неорганизованных «красных» отрядов и представителей советской власти на местах исходила основная угроза стабильному существованию адыгского общества.
По существу, эти революционные отряды были носителями хаоса, способного разрушить хрупкий мир адыгской общины и региональный социум в целом.
Разобщённость и отсутствие единого координирующего центра антибольшевистской борьбы самосозданных дружин самообороны в адыгских аулах. Созданная ещё царскими усмирителями горцев, чертополосица - адыгские аулы были отделены друг от друга пространством, занимаемым русскими хуторами и сёлами, всё это затрудняло возможность совместного оказания сопротивления большевистским отрядам. Именно это явилось причиной тому, что 5-го февраля 1918 года черкесская сотня под командованием штабс-ротмистра Кашницкого, не имея связи с другими антибольшевистскими силами, полностью погибла в бою с красными в окрестностях аула Понежукай. Единственным, оставшимся живым в этом неравном бою был черкес Юсуф Каноков, получивший пять тяжёлых ран.
Наибольшую опасность для себя Кубанское правительство видело в частях 39-й дивизии Кавказской армии, которая в результате демобилизации направлялась в эшелонах к кубанской границе. Эти демобилизованные части, возвращающиеся с Турецкого фронта, стали причиной первого на Кубани столкновения большевистских отрядов с силами Кубанского правительства.
Чтобы фронтовики не попали под влияние «буржуазно-эсеровских» агитаторов, новороссийские большевики, возглавляемые Яковлевым, решили «перехватить» их и с помощью этих солдат захватить власть на Кубани.
Силами более 4-х тысяч вооружённых рабочих с несколькими орудиями и пулемётами красные двинулись к станции Горячий Ключ и захватили аул Тахтамукай. Возле железнодорожной станции Энем войска Кубанского правительства дали бой Красному рабочему отряду.
Красные, обладая трёх кратным преимуществом в живой силе и тяжёлом вооружении, действовали неумело. Им противостояло всего 500-700 человек из офицерского и черкесского отрядов под командованием войскового старшины Галаева. Плюс двести человек из гвардейского дивизиона юнкеров Кубанского Софийского военного училища. В группе Галаева черкесы составляли 350-400 человек, то есть большинство. Именно черкесская сотня под командованием ротмистра Улагая, и решила сражение в пользу белых. Красные бежали, бросив всё тяжёлое вооружение.
Вожди Добровольческой Армии также пытались вовлечь в свои вооружённые силы черкесов, но Кубанское правительство активно препятствовало этому.
Белое движение из-за сепаратизма руководства Кубанцев потеряло многое. Именно, Кубанское правительство, не позволило сформироваться национальной армии горцев, поэтому особенностью горских военных формирований в составе антибольшевистских сил являлось отсутствие единого командования. В свою очередь, во многих отрядах как Кубанского правительства, так и в частях Добровольческой армии существовали черкесские вооружённые формирования. Численность этих частей была различной и зависела во многом от территории театра боевых действий. Появись такая национальная черкесская армия, это была бы серьёзная сила в Белом движении.
- А всё, стремление быть единовластным «Гетманом», пусть в «лоскутном», но «своём» болотце. С горечью произнёс генерал, в адрес Кубанского правительства.
- При всех добродетелях Антона Ивановича Деникина, ему не хватило характера, просто расстрелять сепаратистов, как на Кубани, так и на Дону. Сделать Белую армию монолитной, а правительство не раздираемым на группки, дерущихся за власть политиков - пауков в банке.
Генерал горестно вздохнул и продолжил:
- Своим красным террором большевики полностью отвратили горцев от своих идей. Адыги никогда не забудут бандитские налёты называющих себя «красными» бойцов бригады Кочубея и других из Майкопской революционной армии Швеца.
Если в вашем корпусе есть офицеры «первопоходники», то они расскажут, что когда Добровольческая армия, продвигаясь с боями, к 10 марта вышла к адыгским аулам Габукай, Нешукай, Понежукай, Гатлукай, то эти поселения представляли собой «мёртвое кладбище». Все разграблены и опустошены. Их некоторые жители, чудом оставшиеся в живых, рассказывали страшные вещи. Адыгская молодёжь, более двухсот человек, собранная красными в один аул под видом мобилизации, была ими расстреляна из пулемётов. Скот угнан. Старики и женщины от репрессий большевиков бежали в горы.
В ауле Габукай, красными были зарублены и заколоты штыками пятеро человек из числа екатеринодарской интеллигенции - Бурсак, Кононов и другие, вместе с ними были убиты 240 черкесов, а в ауле Ассоколай, расстреляли 305 мирных жителей.
Вместе с убийцами, состоящими полностью из «иногородних», приезжали их жены и дети, и на подворьях, грабили добро черкесов, везли это всё на свои хутора и «мужицкие» сёла.
Воины Добровольческой армии находили в саклях груды человеческих тел.
Этого черкесы никогда не простят. Все попытки Красных переманить на свою сторону горцев у них не увенчались успехом. Только единицы типа Шовгенова, Муссы Мамижева, Петраша Цызанова из Адамия, Тугуза Хакуринова из Хакуринохабля, Нуха Наурузова из Джамбичи, Кунчука Берзегова пошли к ним служить.
Гражданская война страшна беспощадностью. Теперь вооружённые отряды черкесов жгут и убивают не щадя никого на хуторах и сёлах иногородних - основной силы красных.
Однако я в этом вижу, что общая война всех против всех, общий упадок нравов и насилие, ставшее нормой общественной жизни, приводят к распространению в адыгской среде криминальных, неадаптивных действий, распространению бытовой преступности и этносоциальных конфликтов внутри регионального социума, - с огромной печалью в голосе произнёс Султан Келеч - Гирей.
- Ведь нас по численности очень мало, и к чему эта кровавая резня может привести? Вплоть до исчезновения нашего этноса. В Турции, Сирии, Иордании и на Балканах сейчас адыгов живёт больше, чем на исконно родной земле".


Размышления Султан Келеч-Гирея. Отрывок из книги А. Коршунова-Калоева "Старая тетрадь: повесть о кадетах Владикавказского кадетского корпуса."

Про гибель Михайловского укрепления и героизм.

Известная литография о обороне и гибели Михайловского укрепления.

На главном плане фигура Архипа Осипова, бегущего к пороховому погребу с фитилем в руках, за ним иеромонах, благославляющий его на геройский подвиг, который описывается так:
" 6-я рота навагинцев и 2-я рота линейного батальона были прижаты к пороховому погребу. Здесь произошел главный бой, которым руководил сам Лико. Раненый в ногу, он опирался на шашку; из рассеченной брови его текла кровь и заливала ему глаза. Но с каждой минутой редели ряды этих храбрецов. Истекая кровью, Лико упал. Черкесы густо обступили пороховой погреб, распахнули дверь, стали выкатывать бочки, расхватывать порох. Архип Осипов уже два раза успел побывать здесь и видел, что наступила пора. Он схватил горящий пальник, крикнул своим: "Пойду, сделаю память!» и бросился к пороховому погребу. Тенгинцы, до сорока человек, с Иосифом Мирославским во главе, устремились за ним, расчищая дорогу штыками. Там, на Морской батарее, еще виднелись солдаты Навагинского полка - надо бежать туда. Уже половина храбрецов Мирославского пала; остальные изнемогали в последней борьбе. Вдруг раздался возглас Архипа Осипова: «Братцы, помните мое дело, кто останется жив!...». И он исчез с фитилем в погребе. Оглушительный удар раздался в тот же миг. Пламя, дым, снаряды, земля, камни и доски полетели высоко вверх. Человеческие трупы, искалеченные, разорванные, разлетелись во все стороны. Все вокруг обрушилось и завалилось".
Лавров А.Н. Краткое описание боевой жизни и деятельности 77-го пехотного Тенгинского Его Имперского Величества Великого Князя Алексея Александровича полка. 1700-1900. Тифлис. 1900 г.

Красивая картина и красивое описание подвига.
Но все же было не совсем так.
Вот как эти события описывает сам Иосиф Мирославский в рассказе "Взрыв михайловского укрепления в 1840 году", опубликованном в 1879 году в "Кавказском сборнике":

"....Напрасно прождали мы целый день 18-го марта: нападения не было. Все были задумчивы, но более других - рядовой тенгинского полка Архип Осипов. Заложив руки в карманы, быстро шагая по казарме, с нахмуренными бровями, он очевидно что-то обдумывал. Вдруг, остановясь, он произнес:
- Я хочу сделать память России.
Некоторые товарищи начали над ним насмехаться; но недоверие, с каким отнеслись к нему, не возмутило его. На их смех он ответил:
- В минуту неустойки наших, я подожгу пороховой погреб.
Все были поражены такой мыслью и молчали. Начал он меня просить - доложить о нем и его намерении капитану Лико. Он был призван и, в присутсвии всех офицеров и моем, дал торжественную клятву, утвердив ее целованием креста, что тогда только подожжет погреб, когда черкесы будут отбивать замки у погреба. Он ушел.
Мы каждую минуту были готовы к бою. Осипова ежедневно, с двеннадцати часов ночи, с ружьем, фитилем и водою, со спиртом, для подкрепления сил, запирали в пороховой погреб, и только к десяти часам утра, когда гарнизон сходил с бастионов, его выпускали.
Затворничество Осипова длилось до 22-го марта, т.е. до дня битвы.
"

Далее в четыре часа утра 22-го марта было нападение черкесов на укрепление, т. е. в это время Осипов сидел в пороховом погребе запертый, как и оговоривалось заранее.

"... Почти умирающий капитан Лико просил распоряжаться вместо него. Я обещал, но, взглянув на море, где кроме воды и неба ничего не было видно, и на несколько человек, оставшихся в живых - тогда как число черкесов все прибывало - я увидел, что нечего распоряжаться, нечем и некем, и помощи ждать неоткуда.
Между тем, черкесы бросились к пороховому погребу и начали ломать замки. Тут Осипов в точности исполнил данную им клятву: вслед за стуком отбиваемых замков последовал страшный взрыв. Если бы можно было видеть на несколько верст, то ужасное зрелище представилось бы тому, кто вздумал бы наблюдать за ходом дела. Сначала послышался невероятный треск; все затряслось, зашаталось. Вслед затем, целое облако дыма, унизанное золотыми языками пламени, в перемежку с взлетевшими людьми и всем, что находилось в крепости, появилось в пространстве. Взрыв был сделан около девяти часов утра, а когда я очнулся - был уже полдень.
"

Что такое героизм?
Герой не должен сидеть в погребе и ждать героического часа, а должен еще и сражаться, и получать в последние минуты благославление священника, иначе это не герой?
Не может быть героем молодой черкесский поэт, политрук Красной Армиии, если не крикнет, что русские не сдаются?
Казалось, при чем здесь все это, а притом, что советский писатель, с шапсугскими корнями, в своем историческом очерке "Громовый гул" вкладывает в уста капитана Лико (грека по национальности) фразу: "Русские не сдаются, убейте его, ребята".

Вот такие стереотипы.

P.S. Мирославский в конце своего рассказа пишет: "Конец мой близок. И вот, на закате дней, захотелось и мне принести свою лепту потомству, хотя не денежную, потому что средства мои слишком ограничены, но все же не менее важную, заключающуюся в правдивом, всем понятном, подробном рассказе всего случившегося при падении Михайловского укрепления."

Бизнес-форум в АГУ.

Вчера экономический факультет Адыгейского государственного университета провел бизнес-форум "Территория предпринимательства". Мероприятие прошло при поддержке Центра  предпринимательства "Like центр" в Майкопе. Как передают организаторы, в работе форума приняло участие 90 человек, предприниматели, студенты, преподаватели.

Среди участников был и я.
Когда, за несколько дней до мероприятия, Суанда Тхакушинова пригласила на этот форум, я конечно не смог отказаться от участия, хотя не мог предположить, какое у меня будет в этот день самочувствие. Не буду лукавить, когда подходил к замечательному зданию университета, чувствуя свое неважное состояние, думал только об одном, чтобы все быстро прошло и я, так как был одним из выступающих, что-то мог еще и сказать.
Бизнес-форум прошел в очень позитивном ключе. В первую очередь хотел бы выделить то, что студенты экономического факультета проявили живой интерес к обсуждаемому на форуме. Они молодцы, задавали вопросы, доказывали свое мнение, где-то спорили с выступающими, соглашались, подходили к уже состоявшимся предпринимателям за советом.
Жаль только, что на форуме не было представителей органов власти и структур, от которых зависит развитие регионального предпринимательства.
Ну и как-бы подводя итог форуму, можно сказать о том, что мечты и цели у всех могут и должны быть разными, но, чтобы добиться в жизни успеха, необходимо всем непрерывно учиться, расширять свои знания и умения.

Фото с мероприятия: здесь.

Адыгэ диктант.

12 марта желающие написать диктант на адыгском языке, приуроченный ко Дню адыгской(черкесской) письменности, приглашаются в Научную библиотеку Адыгейского Государственного Университета.
Регистрация участников с 9-00 до 9-45, диктант начнется в 10-00 ч.
День адыгейского языка и письменности отмечают в Адыгее 14 марта. Дата утверждена указом президента Республики Адыгея от 10 апреля 2000 года.


Адыгабзэр зик1эсэ пстэури гъэтхапэм и 12-м Адыгэ къэралыгъо университетым и Ш1эныгъэ тхылъеджап1э иунэ диктант щатхынэу къырагъэблагъэх.


Бизнес-завтрак с Генеральным директором АНО "Фестиваль плюс".

28 февраля в кафе "Repablic", что в столице Адыгеи, прошел бизнес-завтрак с Генеральным директором Автономной некоммерческой организации в сфере развития искусств  "Фестиваль плюс" Виталием Карякиным.
Данное мероприятие проводилось совместно Like Центром Майкоп и Торгово-промышленной палатой Республики Адыгея.
Виталий Карякин поделился своей историей, рассказал про свой проект, а также о своих планах.
Виталий занимается организацией кино-фестивалей в разных уголках России. Один из них, "Сочи Фильм Фестиваль 2019",  проходил совсем недавно с 15 по 17 февраля в городе Сочи. Победителем его в номинации "Лучший художественный фильм" стал фильм "Невиновен" режиссера из Кабардино-Балкарии Андзора Емкуж.
Встреча прошла в дружеской и непринужденной обстановке. Каждый участник мог задать Виталию интересующий вопрос.

http://adygea.tpprf.ru/ru/news/292924/

Черкесские делегаты в Англии. 1862 г. (часть 3).

Темой поездки черкесских делегатов в Англию и Шотландию я начал интересоваться из-за неодназначного трактования их личностей и количества.
Черкесов на самом деле было двое, Куштанок Исмаил и Хасан, фамилию которого пока не пишу, потому что у меня есть свое мнение на этот счёт.
Еще одним делегатом в Англии был «молодой принц Дагестана». О том, что черкесским комитетом в Лондоне прикладывались усилия для объединения черкесских и дагестанских народов против Российской империи говорит и этот факт:
«В этих условиях я обязался ехать в Константинополь от господина Уркварта, чтобы встретиться с черкесскими депутатами, посмотреть, что можно сделать с помощью такой помощи, какую могли бы позволить себе немногие частные лица. Г-н Уркварт знал, что результат бездействия здесь после всего обещания, которое было сделано, должно иметь худшее воздействие на племена. Под его руководством вожди договаривались о совместном усилии против России и, прежде всего, об открытии связей с Дагестаном, племена которого до сих пор враждовали с черкесами. Он сам сделал первый шаг в этом направлении, заставив молодого принца Дагестана, который посетил Лондон одновременно с депутатами, встретиться с ними там, и молодой человек вернулся на восток, неся на груди черкесский флаг. Следовательно, по прибытии я застал не только черкесских вождей, но и главного вождя Дагестана, собравшегося на Совет. Я вернулся в Англию с письмами от черкесского совета и вождя Дагестана к господину Уркварту, в котором они оба заявили о своем намерении приложить совместные усилия против общего врага под его руководством и при условии, что он пошлет им некоторую помощь в виде военного оружия. Я не только был носителем этих писем, но и лично получил от них обещание осуществить этот план, я со своей стороны взял на себя обязательство от имени г-на Уркварта оказать необходимую помощь. Поэтому верно, что Союз Черкесии и Дагестана был осуществлен, но самое ложное, что это было сделано польским влиянием».

Благодаря рисунку, сделанному с фотографии английского фотографа Джона Джабеза Эдвин Пейсли Мэйалла визит черкесских вождей был запечатлен не только в иллюстрированной лондонской газете, но и в немецком иллюстрированном издании. Ниже приведен текст из газеты.



«Черкесские послы в Англии.
Черкесы, как известно, долгое время оказывали упорное сопротивление русским, которые пытались получить над ними власть. Страна, занятая этими независимыми и выносливыми племенами, включает северный склон Кавказа, а также часть его южного склона, весь тракт, простирающийся от
берегов Черного моря до окрестностей Каспия. Она номинально, и только номинально, составляет часть Российской империи, переданную этой державе Турцией. Но, как утверждают черкесы, Османское правительство, никогда не владевшее своей страной, не имело никакого права отдать ее России. В последнее время мы мало что слышали о войне, которая так долго велась между русскими и черкесами.
Однако, похоже, это далеко не конец. Выносливые горцы, как всегда, настроены на сопротивление, и недавно они направили двух представителей в Европу, чтобы обратиться от их имени ко всем великим державам. В своем мемориале они отрекаются от всякой верности России, протестуют против ее жестокостей, выражают решимость сопротивляться до последнего и умоляют великие державы использовать свои добрые услуги от имени черкесов с их могущественным антагонистом.
Петиция с просьбой о вмешательстве королевы Виктории была доставлена в Министерство иностранных дел, и посланникам был возвращен ответ, в котором говорилось, что британское правительство не может вмешиваться. Следует опасаться, что эта попытка будет столь же тщетной, как и все другие силы.

Черкесия имела прекрасную возможность во время Крымской войны, помогая союзным державам, завербовать их от своего имени.
Потерпев столь значительный провал в тот период - неважно, что это было от апатии народа или от нужды союза и энергии среди лидеров - присоединить к своему делу сочувствие и помощь Англии и Франции, помогая им в их совместной борьбе с Россией, она не может теперь рассчитывать на помощь с их стороны; и есть ли надежда на помощь от любой другой стороны?
Как и прежде, она должна доверять храбрым сердцам и крепким рукам своих детей: «в родных мечах, - говорит нам поэт, - живет единственная надежда на мужество».
Правда, в Англии проводились собрания, на которых принимались резолюции, осуждающие ответ графа Рассела Черкесскому мемориалу Королеве и утверждающие, что народы, заинтересованные в Парижском договоре, должны воспрепятствовать инквизиции Россией Кавказа, а также другая резолюция к Ее Величеству «принять все законные средства для оказания помощи черкесам».
Это сочувствие к усилиям по борьбе за независимость, насколько это возможно, достаточно хорошо; но какая надежда на какие-либо практические плоды от него, когда для Польши и Венгрии это было совершенно бесплодно?
У нас есть возможность сделать портреты двух черкесских депутатов в этой стране, по фотографиям Мэйалла.

Старшего из них зовут Костан Оху Исмаел. Его отец Ибрагим бей был главным вождем той части страны, которая называлась Неттохадж. С тех пор он успешно противостоял подавляющим силам, которые русские привели против него. Его сын Исмаил, чей портрет представлен здесь, унаследовал титул вождя своего отца и хорошо известен как один из главных воинов Черкесии.
Когда он садится на лошадь, 20 000 конных воинов выполняют его приказы. Сейчас ему сорок один год, что считается в этой стране преклонным возрастом, так как обычно их убивают до того, как они достигают этого возраста.
С пятнадцати лет он вел непрерывную войну и покрыт шрамами от ран (шестнадцать числом).
Два раза самые заманчивые предложения были сделаны ему царем Николаем, а один раз Александром несколько месяцев назад, но в каждом случае он отвечал надменным отказом.
Он-Цицерон гор, ибо он может часами приковывать внимание тысяч людей к своим словам. Турецкий султан Абдул Меджид был очень добр к этому доблестному вождю, и безграничное доверие, оказанное ему его соотечественниками, обеспечило ему руководство первой миссией черкесов в Европу.
Другой депутат, Хаджи Хассан Эфенди, сын доблестного воина Шеретлука. Он был воспитан как священник и с глубокой юности служил посредником между черкесами и турками; но, будучи человеком строгой добродетели и самого гибкого характера, он пренебрегал удобным случаем и блестящим положением, на которое его высокое Восточное образование давало ему право в Турции, и предпочитал служить своей стране посреди лишений и опасностей. Несмотря на его молодость, черкесы нанимали его на самые важные политические службы, и Национальный совет назначил его самым подходящим компаньоном для Констана Оху Исмаeля»
.

The Illustrated London News, London, Saturday, 25 October 1862.

Хоть и принято считать, что вторым делегатом от черкесов был Хушт Хассан, но с большой долей уверенности об этом говорить не совсем правильно, на мой взгляд. Да, есть весомый аргумент со ссылкой на Лесли Бланш, которая в своей монографии «Сабли рая» приводит эпизод, что во время выступления Хушта на специально созванном митинге в Гайд-парке стало известно о рождении принцессы Беатрис - Хушт принялся разбрасывать в толпу золотые монеты.

Но это все же историческое произведение писательницы, жившей в 20 веке, где могут быть неточности.
А неточности есть, хотя бы в том, что принцесса Беатрис, которая  по Лесли Бланш родилась во время поездки черкесских делегатов в Англию, в то время выглядела уже таким образом (см. фото).
Кстати, фотографировал принцессу все тот же Мэйалл, все в том же октябре 1862 года.
В переписке с министерством иностранных дел, черкесский комитет в Лондоне всегда подписывает письма депутатов  от имени Хаджи Хайдер Хассана, т. е. в отличие от Куштанока, без указания фамилии. Правда, нельзя не отметить, что в одном из ответов министерства адресатом указан Hosht Hassan Effendi, что вроде бы указывает в пользу того, что фамилией делегата Хассана является Хушт.
Но все же выскажу свои сомнения. Однозначно, что есть 15 человек, состоящих в Совете и из них два Хассана-ефенди. Оба ездили в Константинополь, но с Куштаноком во Францию и Англию ездил один из них.
Первый, как выше говорилось - это Хушт, вторым Хассаном является - Бижев, который от абадзехов, вместе с Хаджи-Керендук Берзеком и Исламом Тхаушевым ездил на встречу в Тифлис. Правда, в источниках он значится как - Бидхев. Можно также отметить, что после того, как Мухаммад Амин покинул Абазехию, Бижев становится лидером абадзехов, по крайней мере - дипломатическим.
В пользу того, что в Англию мог ездить Бижев, может говорить тот факт, что в заявлении делегатов по поводу Крымской войны (см. часть 1) говорится:
«Мы, нижеподписавшиеся, будучи посланы от народа Натухая и Абазехии и далее по поручению депутатов других племен Черкессии, собравшихся в Константинополе, донести до государей и народа Англии и Франции призыв нашего народа ....».

Также в английской прессе пишут: «Два депутата из Шапсугии и Абазехии приняли участие в общественных собраниях в нескольких местах Великобритании, таких как Эдинбург, Шеффилд, Ньюкасл, Престон, Манчестер, Макклсфилд и др.».

Как мы видим, один из деллегатов себя позиционирует как представитель абадзехов. Мог ли Хушт себя считать представителем абадзехов?
Далее, если рассматривать и российские источники, то сомнения, что делегатом от черкесов мог быть не Хушт, а Бижев, как мне кажется, еще больше подтверждаются.

«Сего дня был у меня брат Мухаммед-Эмина и принес мне записку, в которой наиб пишет следующее: «Что касается до состава Черкесского меджлиса, собирающегося в Топхане, то вот чины его: Занока-Кара-Батыр, Измаил-Баракай, Биш-хан-эфенди, который возвратился из Лондона, и товарищ его Нафу, потом еще другой - Хасан-эфенди, Ахмед-Аш-ибн-Икрил и Ибрагим-Ага из племени убых. Есть еще другие, но те не заслуживают внимания. Слышал я также, что их делом занимается очень секретно Измаил-паша, бывший прежде в изгнании».
1863 г., января 17. – Донесение военного агента, полковника Богуславского посланнику России в Турции Новикову о составе Черкесского меджлиса и об оказании ему помощи турками, о пребывании на Кавказе английского агента.

«Приказ ими был получен из Константинополя, куда они прибыли с целью организации Высшего национального совета в интересах общего дела, поддерживаемые большой конфедерацией горских народов. В этот совет входило 15 человек, среди которых наибольшим влиянием пользовались следующие три члена совета: Занка Кара-Батыр, Измаил Бераки и один из двух делегатов, которые вернулись из Лондона, Бикч Хасан Эффенди».
1863 г., января 27. – Депеша русского посланника в Турции министру иностранных дел России об организации черкесами в Турции Национального совета и о поддержке его турецким правительством.

Как бы то ни было, а именно Исмаил Куштанок, Хассан Бижев и Хассан Хушт, впоследствии, занимались организацией массового переселения адыгов в Османскую империю.
Бижев, в частности, занимался переселением общества южных абадзехов Анчокохабль.

часть 1.
часть 2.

P.S. Ворошилов в своей книге "История убыхов" тоже считает Гассан Хайдером Бижева.

Черкесские делегаты в Англии. 1862 г. (часть 2).

Изначально понимая, что черкесская делегация  не сможет повлиять на принятие решений высшим обществом Великобритании, Дэвид Уркварт из приезда в Англию двух депутатов создал, действительно, сенсационное событие. Англичане и шотландцы, впервые увидевшие делегацию такого рода в своей стране, восторженно встречали экзотические фигуры двух черкесов. Черкесские вожди посетили публичные собрания в нескольких местах в Великобритании, таких как Эдинбург, Шеффилд, Ньюкасл, Престон, Манчестер, Маклсфилд и т. д. В каждом из этих городов местные газеты, описывая встречу с черкесскими депутатами, единодушно говорили, как о наполненной энтузиазмом встрече, не имеющей аналогов в своей истории.

«Два черкесских вождя доставили в Министерство иностранных дел обращение к Королеве от объединенных черкесских и абазинских народов, умоляя о защите Ее Величества от непрекращающейся войны, которую ведет против них Россия».
Sheffield and Rotherham Independent. Thursday, October 2, 1862.

«В пятницу два черкесских вождя, которые посетили эту страну с целью представления обращения к королеве, присутствовали на встрече, состоявшейся в мэрии Макклсфилда. В четверг они присутствовали на встрече в Престоне, через день или два они приедут в Манчестер. Объявление о том, что вожди появятся в своем родном костюме, привлекло большую аудиторию, зал был хорошо заполнен. Вожди были одеты в длинные свободные синие плащи с красными обшивками, а на головах у них были шляпы, сочетавшие в себе черты медвежьей шкуры и шляпы артиллериста. У них были длинные мечи и кинжалы, вонзенные в пояса. Они высокие, красивые мужчины, а один из них особенно сошел бы за англичанина. Взгляд глубокой серьезности добавляет к несколько поразительному характеру их внешности».
The Morning Post. Monday, October 6, 1862.

«Страдая больше от голода, чем от доблести русского оружия, черкесы, доведенные до отчаяния, в 1862 году послали в Англию двух депутатов. Один из них, Хаджи Хасан Хейдер, был в сорок лет стариком с восемнадцатью ранами на теле и измученным жизнью, прошедшей в лишениях и войнах с самого детства. Эти депутаты обратились к королеве с петицией от 26 августа, в которой они заявили, что их страна независима, что Османское правительство никогда ею не обладало и поэтому Россия не может претендовать на нее в силу каких-либо договоров с Портой. Они жаловались, что Россия заставила Европу поверить в то, что черкесы-варвары или дикари, которые, если их оставить в покое, уничтожат имущество своих соседей. Россия, конечно, сделала все от нее зависящее, чтобы распространять такое мнение. Сообщается, что покойный Саид-Паша, вице-король Египта, однажды заговорил о черкесах, и присутствовавший при этом российский консул не упустил возможности сделать замечание: «если человек крадет лошадь или корову, мы называем его Черкесом. - Да, - ответил Паша, - и если он захватит целую провинцию, то его назовут царем».
The Quarterly Review. V.116 – 108.

«Вчера вечером в Ратуше было проведено публичное собрание, на котором прозвучали обращения двух черкесских вождей, которые были посланы своими соотечественниками посетить эту страну с целью возбуждения движения в их пользу против репрессивного поведения российского правительства. Посещаемость была очень многочисленная, комната была переполнена со всех сторон. Вожди были одеты в живописные костюмы своей страны, и их встречали на входе с восторженными возгласами. Их зовут Хаджи Хайден Хасан и Кустар Огли Исмаэль».
Sheffield and Rotherham Independent. Thursday, October 16, 1862.

А это обращение жителей города Данди к черкесским вождям от 22 Октября 1862 года.

« Хаджи Хайдену Хасану эфенди, Кустару Огли Исмаэлю эфенди.
Джентльмены, - мы, жители Данди, собравшиеся на публичное собрание, пользуемся этой возможностью, чтобы выразить наше искреннее сочувствие черкесскому народу за мужественную и героическую позицию, которую он занимает на протяжении более сорока лет, защищая свою любимую страну от подавляющих армий России.
Народ вашей страны поручил вам обратиться за конституционной помощью к британской нации в деле обеспечения соблюдения международного права; правительство отказало Вам в этой помощи. Теперь вы обращаетесь к народу Британии, и еще предстоит выяснить, будет ли это обращение выслушано, а решение отменено. Мы просим вас - независимо от того как эта проблема разрешиться - передать народу Черкесии наше теплое одобрение; они мужественно оспаривали свое право жить счастливо и свободно, потому что независимы. С тяжелым сердцем мы прощаемся с вами, но мы знаем, что в настоящее время вы не пощадите себя дома. Когда вы вернетесь к своим немногим выжившим товарищам, вашим толпам скорбящих вдов и беспомощных сирот, сказать, что правительство этой страны не услышало ваши душераздирающие апелляционные жалобы, не забудьте сообщить им, что жители этого города, и, можно сказать, Шотландии в целом, были глубоко тронуты любовью ко всем вам, когда вы пришли к нам, что мы признаем наш долг помочь вам и готовы выполнить его.
Д. Йеман, председатель».

Газета «Данди Адвертайзер» описала черкесских вождей следующими словами:
«Вожди - два замечательных человека. Их внушительная осанка, их романтическая одежда,  их темные торжественные и пронзительные глаза, как глаза ястребов, орлиное выражение лица и их естественное достоинство делают их людьми, превосходящими других, и помогают нам понять, почему русские орды, как волны, бесконечно катились к подножию Кавказских гор, только для того, чтобы быть разбитыми и отброшенными назад, как волны, которые падают на берег скал».
Dundee Advertiser. October 24. 1862

«Черкесская депутация в Эдинбурге. 25 октября 1862. Мы, нижеподписавшиеся граждане и жители Эдинбурга, просим ваше сиятельство созвать общественное собрание для того, чтобы принять делегацию Черкесов, находящихся сейчас в этой стране, и рассмотреть заявления, сделанные ими и от их имени».
«В соответствии с вышеизложенной просьбой я приглашаю провести открытое заседание с указанной в нем целью в Куин-стрит-холле во вторник 28-го числа, в два часа дня. Браун Дуглас, Лорд-проректор. Эдинбург, 25 октября 1862 года». 
The Caledonian Mercury. Monday, October 27, 1862

Кстати, в Эдинбурге было проведено еще одно собрание, для того, чтобы представители рабочего класса тоже могли бы встретиться с черкесской депутацией.

«Черкесская депутация в Эдинбурге. Вчера днем состоялась открытая встреча в Квин-стрит-холл с целью принятия черкесской депутации, а также ряд выступлений от их имени. Собрание выдвинуло ряд резолюций, выражающих сочувствие делу и страданиям черкесского народа, и завершило их предложением обратиться к правительству, чтобы сохранить нейтралитет Черного моря и тем самым предотвратить блокаду Россией Черкесского побережья. Резолюции были приняты единогласно. Аналогичное заседание состоялось вечером, чтобы дать возможность рабочим классам увидеть депутацию и заслушать ее дело».
The Courier and Argus from Dundee. Wednesday, October 29, 1862.

«Вчера в зале Большого жюри городской ратуши состоялось заседание Торгово-промышленной палаты Лидса, на котором приняли двух черкесских вождей, Хаджи Хасана Ефенди и Констана Оху Исмаеля Ефенди, которых соотечественники отправили в Константинополь, Париж и Англию с целью установления торговых отношений».
The Leeds Mercury. Friday, October 31, 1862.

«Вчера вечером в Уиттингтонском клубе состоялось публичное собрание для приема черкесских вождей, которые сейчас находятся в этой стране и пытаются привлечь внимание правительства и народа к посягательствам России на Черкесию. Черкесские депутаты, Хаджи Хайден Хассан и Кустар Огли Исмаел, появились в военном костюме своей страны, и им очень аплодировали. Председатель заявил, что Ее Величеству было представлено послание, подписанное депутатами, в котором излагаются несправедливости, причиненные их стране агрессией со стороны России. Посланики умоляли Ее Величество защитить черкесов от России. От графа Рассела был получен ответ о том, что Ее Величество получила адрес, но что правительство не может вмешиваться. Затем г-н Стюарт Роллан сделал несколько замечаний, в которых он заявил, что совещания проводились в Манчестере, Эдинбурге и других городах, с тем, чтобы довести дело депутатов до сведения общественности. Результаты этих встреч были весьма обнадеживающими. После некоторого дальнейшего разговора было решено создать комитет с целью проведения в Лондоне центрального публичного собрания, на котором будет рассмотрена политика России в отношении Черкесии».
Daily News. Thursday, November 6, 1862.

«Черкесские вожди в Лидсе. В четверг состоялась внеочередная встреча в Торгово-промышленной палате Лидса с целью приема двух черкесских вождей, Хаджи Хасана Эфенди и Констана Оху Исмаела Эфенди, которые прибыли в Англию с целью установления торговых отношений между их страной и Англией. Было заявлено, что продуктами Черкесии являются главным образом кукуруза, скот и древесина; что сама страна, хотя и имеет морскую границу в 150 миль, не имеет больших городов; что нет дорог, иначе Россия давно бы покорила их; что правительство было в руках старших вождей, слово которых было законом; и что система владения землей передавалась от отца к сыну. Что касается Парижского договора, то утверждалось, что оно не может рассматриваться, как означающее правом собственности блокаду русскими Черкесского побережья, и поэтому были испрошены симпатии Англии к борющейся национальности».
The Royal Cornwall Gazette, Falmouth Packet, and General Advertiser.  Friday, November 14, 1862.

Затем последовало второе обращение депутатов к королеве.

«31, Дьюк-стрит, Сент-Джеймс, 26  ноября, 1862.
За королеву королев, королеву Англии.
Прошение черкесов, которые, продолжая многолетнюю войну в своей собственной стране, теперь почти разорены и наполовину погибли, и которые, придя, чтобы броситься к ногам Вашего Величества, вашими министрами не допущены приблизиться к трону правосудия.
Мы, этим письмом, которое, по благословению Божьему, надеемся, взбудоражит глаза Вашего Величества, теперь говорим:
- Что мы - бедная нация, не желающая никому причинять боль, но не терпящая, чтобы кто-то причинял нам боль. Но что у нас есть враг, столь безжалостный и злой, а также гораздо более могущественный, чем мы, что жизнь животных более спокойна и счастлива, чем та, которую мы должны вести.
- Что эти притеснения обрушиваются на нас не потому, что мы причинили вред России, а потому, что Россия стремится навредить миру; и что такой народ, как мы, и такая страна, как мы, стоим у нее на пути.
- Что, вести против нас войну, она отправляет многих не  только из собственного народа, но и поляков, и казаков, и других людей, которых она покорила, и поэтому она посылает самых смелых и лучших из них, чтобы либо уничтожить нас, либо быть уничтожены нами; и так ведя войну на Кавказе она имеет свою собственную территорию в повиновении.
- Что, ведя эту войну на Кавказе, она делает своих солдат, хотя и часто побеждаемых нами, доблестными воинами, чтобы в будущем они могли успешно сражаться против турок и народов Европы.
- Что если не остановить разорение нашего народа, чтобы русская власть сошла на юг, то будет такой же большой пожар между народами. Ибо тогда будет уже поздно приносить помощь, и огонь будет таким, что никто не сможет приблизиться.
- Что было бы очень легко остановить это зло, если бы в правительстве Вашего Величества или в любом из правительств Европы нашлись люди, которые не были бы друзьями России. Ибо мы не хотели знать, что Россия могла бы сделать против нас с оружием в руках на суше, если бы мы могли пересечь море, продать нашу продукцию и купить то, что необходимо для нашей обороны и нашего существования.
- Что пока Россия воюет с нами по суше, она воюет по морю с другими народами, потому что останавливает их суда и захватывает наши товары и наших людей на их борту. Это она может сделать только потому, что у нее есть друзья среди правительств Европы.
- Что мы научились этому за четыре месяца с тех пор, как высадились во Франции. Что мы нашли открытые сердца среди подданных Вашего Величества. Они везде говорили нам добрые слова, они смотрели на нас дружелюбными глазами, они обещали нам помощь, они знают, что мы подвергаемся бойне именно потому, что стоим между Россией и Индией. Так что мы узнали, что не народ Англии дружит с Россией и хочет уничтожить нас, а только правительство Англии. Поэтому мы не просим Ваше Величество посылать солдат и корабли воевать с Россией, ибо в этом нет никакой необходимости. Все, о чем мы молим Ваше Величество, это чтобы вы приказали своим министрам больше не дружить с русскими, и тогда ни у нас, ни у Османской империи не будет причин бояться России.
Восемь лет назад англичане и французы отправили войска на войну с Россией. Но войска отправились туда, где никто не должен был помогать, так что мы остались в конце так же, как и в начале - без всякой помощи. Не было оказано никакой помощи ни мрачным татарам, ни туркам, ни полякам. И тогда был заключен мир; и после этого наша торговля была остановлена, как и прежде, хотя в мире было написано, что должна быть свободная торговля в Черном море. Но если бы в этом мире было написано, что Россия больше не будет нападать на нас, то был бы покой для нас и для всего мира.
Наш народ жил в своих домах за много веков до того, как было услышано имя России, и до того, как турки и другие народы, населяющие теперь южные страны, пришли в эту часть страны, чтобы жить там. И этот народ послал нас в Англию, к великой и могущественной нации англичан, чтобы сказать им: «не позволяйте нам быть сметенными с земли в это время когда у вас будет великая сила. Не позволяйте нам быть уничтоженными диким народом, который является вашим врагом. И все, что нужно, чтобы предотвратить наше уничтожение, это чтобы ваши корабли и ваши торговцы пришли к нам и торговали с нами».
Это молитва, которую мы возносим Вашему Величеству, и мы оставляем это письмо здесь, собираясь вернуться к нашим соотечественникам в Константинополь. Ибо наши соотечественники в отчаянии от нашего долгого отсутствия. У нас нет другого ответа, кроме следующего: что министры Вашего Величества не услышали нашей молитвы и что подданные Вашего Величества желают нам хорошего настроения, ибо их сердца были с нами. Возможно, наш народ не будет отчаиваться и будет защищать себя до тех пор, пока Бог не коснется сердца Вашего Величества и сердца вашего народа.
Мы низложим наше почтение к ногам Вашего Величества.
Хаджи Хайден Хассан,
Кустар Огли Исмаел».

Ответ.
« Министерство Иностранных Дел, Декабрь. 12, 1862.
Джентльмены, я получил указание от графа Рассела заявить вам, что королева, обратившись к Его Светлости с прошением, которое вы адресовали Ее Величеству, должна лишь повторить свой прежний ответ, данный Ее Величеством, что правительство Ее Величества не намерено вмешиваться в военные действия между Россией и Черкесией.
Я, Господа, Ваш покорный слуга, Э. Хаммонд.
Хошт Хаджи Хассану Хайден Эфенди,
Кустаник Исмаелю Эфенди».

Стюарт Ролланд потом вспоминал:
«Результатом прошлогоднего визита черкесских депутатов в эту страну стало их возвращение с надеждой, несмотря на то, что правительство отклонило их обращение, в связи с тем, что они были приняты на многочисленных общественных собраниях. Однако эти встречи не дали никаких результатов. За исключением одного города - Шеффилда - ни копейки не было подписано, ни один человек, политический, торговый или доброжелательный, не сделал ни одного шага, чтобы помочь им в их борьбе с Россией или помочь себе в преодолении незаконных препятствий российских крейсеров и российских «правил» на пути нашей собственной торговли в Черном море».

Шеффилдская газета писала, скорее всего, об одной из последних встреч черкесских вождей:
«Хаджи Хасан Эфенди произнес несколько слов и сказал, что его соотечественники впервые пытаются общаться с внешним миром. Их присутствие означало настоящий крик бедствия, и они не покинули бы свою страну, если бы это не было так. Они возвращаются в свою страну с убеждением, что Англия их не забудет. Нынешняя борьба с Россией была для них вопросом жизни и смерти, и они надеялись, что народ Англии не позволит этой империи овладеть Черкесией.
Основной целью, как заявляют депутаты, является установление прямых и непрерывных коммерческих связей с Черкесией. Вожди заявляют, что им не нужна никакая другая помощь и что все зависит от английских судов, свободно торгующих на их берегах».
Sheffield and Rotherham Independent. Saturday, December, 27.

В начале 1863 года два черкесских делегата вернулись в Константинополь с обещанием комитета Билеса о коммерческом судне, которое будет оборудовано для Черкесского побережья.

«Черкесские делегаты, которые недавно были в Англии, теперь находятся в Константинополе, и к ним относятся с величайшим уважением и вниманием. Сам султан, чье душевное состояние в последнее время стало предметом столь многих тревожных телеграмм, был представлен Европе как не совсем в своем уме, просто потому, что он патриот, а не русский. Тема Черкесии действительно занимает внимание турецкого правительства - это правительство могло быть безразлично к тому, что происходит на Кавказе, только при условии, что оно состояло из негодяев и предателей. Каждый турок знает и чувствует, что завоевание Кавказа Россией означает разрушение Османской империи».
The Courier and Argus. Tuesday, January 27, 1863.

«Я узнал о том, что вернувшись из Лондона, депутаты были представлены Али Паше и то, что он их обязал отложить на некоторое время свое возвращение в Черкесию».
1863 г., не ранее января 27. – Записка переводчика русского посольства в Турции Аргиропуло посланнику Новикову об отношении черкесов к России и Турции.

В феврале 1863 года, вскоре после возвращения из Англии, Хаджи Хасан Эфенди, один из двух черкесских депутатов, сообщал Уркварту, что «он видел английского посла здесь (Булвера) и его личного секретаря, и они благосклонно смотрят на наше предприятие», а также посетил Великого визиря и министерство иностранных дел и что на это предприятие была образована комиссия, состоящая из одиннадцати человек и возглавляемая богатым черкесским купцом.

Прежде чем предприятие это осуществилось прошло больше полугода.

«А тем временем в конце октября 1863 г. на Вордане высадились приехавшие из Турции 30 горцев и 5 иностранцев (в числе их - поляк полковник Пржевольский и француз А. Фонвилль, Исмаил-бей Дзепш, сын Сефер-бея Зана - Ибрагим-бей, «предводитель натухайцев» Костан и друг.).
Приехавшие привезли с собою по одним данным - 4, а по другим - 5 нарезных пушек, ящики с ружьями, порохом, свинцом, снарядами и обмундированием, причем боеприпасов, будто бы, на 5000 человек. Все привезенное, как и иностранцы, было размещено в доме Исмаил-бея».

Лавров. Убыхи. Историко-этнографическая монография. 1937 г.

                                                                                                                                    продолжение.